С юбилеем, Татьяна Никитична!

3 мая российской писательнице и публицисту Татьяне Толстой исполняется 70 лет!

Своими взглядами на творчество и личность Татьяны Никитичны делятся заведующий кафедрой мировой литературы Александр Пашков, статья которого опубликована на портале «Год литературы», и доцент кафедры мировой литературы Евгения Кравченкова.​

Вот что пишет Александр Витальевич:

– В юбилей мастера не могу не поделиться впечатлениями о моих взаимоотношениях с творчеством юбиляра. Так уж сложилось, что Татьяна Толстая стала для меня одним из важнейших современных писателей. Ее произведения сопровождают меня по жизни и в качестве охотно читаемых и перечитываемых вещей, и в качестве благодатного материала для преподавательской работы. Раньше, работая в педагогических вузах, я обязательно посвящал в рамках курса современной литературы одно – два занятия рассказам Татьяны Никитичны. Придя в Институт Пушкина и начав преподавать русскую литературу зарубежным студентам, понял, что и для них тексты Толстой подходят как нельзя лучше. Она и сама читала лекции по русской литературе иностранцам – не  один год преподавала в США. Но об этом чуть позже.

Рассказы Толстой полюбились мне в студенческие годы, а став преподавателем, я всегда старался раскрыть для обучающихся эпизоды ее произведений, ставшие в свое время для меня самого своеобразными точками удивления, которые всегда так важны в процессе знакомства с художественной литературой. Толстая настолько ярко умеет преподнести незначительное, казалось бы, событие, не ключевую на первый взгляд деталь, что потом именно эта мелочь становится залогом необходимого в процессе чтения получения удовольствия от текста, постоянно вспоминается и, по трезвом размышлении, становится важной и в смысловом отношении тоже: взять хотя бы сумасшедшего капитана дальнего плавания, который устраивает море у себя в квартире, запускает бумажные кораблики, заливая при этом соседей («Сомнамбула в тумане») или художницу-авангардистку, представляющую новомодное направление «когтизм» («Поэт и муза»). В первом случае стандартные коммунально-бытовые проблемы облекаются в красивый метафорический образ, во втором – автор предлагает остроумную сатиру на богемную среду. Это лишь два примера. Подобных ярких зарисовок множество в прозе Толстой. Они на ура воспринимаются студентами, в том числе иностранцами.

Изучение толстовской новеллистики в вузовской аудитории дает не только возможность знакомства с качественной литературой, но и обеспечивает глубокое погружение в культурно-исторический контекст. Ну а переход от ранних рассказов к роману «Кысь» – как для самого автора, так и для нас, преподавателей и студентов, изучающих ее творчество, – это совершенно новый и интригующий поворот на пути развития актуальной российской словесности. Крупное эпическое полотно Татьяны Толстой удивляет и радует не меньше, чем ее же опусы малой формы. Под впечатлением от перечитывания текста, начинаешь видеть в каждой машине следственного комитета на улицах Москвы толстовские красные сани с санитарами на борту, а в крупном чиновнике, выступающем по телевизору, прозреваешь черты Федора Кузьмича.

Творчество Татьяны Толстой как будто создает полную, исчерпывающую картину возлюбленного отечества как минимум нескольких десятилетий, становится неотъемлемой частью современного культурного кода: в рассказах представлены выразительные образы не такого далекого прошлого (позднесоветская эпоха), а в романе обрисовано, казалось бы, условное будущее, но оно, как часто бывает с антиутопиями, все более отчетливо вырисовывается в настоящем. Фирменные толстовские гротеск и сюррреализм, усиливая обобщение, делают художественный мир писателя ближе к современной реальности, способствуют трансформации временных отношений. Трудно представить себе автора более подходящего для знакомства иностранных студентов как с художественной спецификой сегодняшней русской литературы, так и с жизнью современной России в целом, тем более что сама Татьяна Никитична всегда умела найти подход к зарубежной аудитории – не только как писатель, но и как педагог. Так, читая лекции в США, дабы расположить к себе аудиторию, в которой преобладали афроамериканцы, Толстая заявила: «Я приехала к вам из страны, где у темнокожего плантатора были белые рабы». Это она о прадеде Пушкина Абраме Ганнибале. Я частенько рассказываю эту историю иностранным студентам на занятиях в Институте Пушкина – в качестве примера эффективной межкультурной коммуникации. История на грани фола, конечно. Но ведь от этого коммуникация не становится менее эффективной.

Ну а в дополнение к образу Татьяны Толстой и к образу современной России в разнообразной творческой деятельности юбиляра – архив ток-шоу «Школа злословия», где они с Дуней Смирновой задолго до появления Дудя и ему подобных задали совершенно новый стандарт интервью: острые вопросы и зачастую резкая, но в большинстве случаев умная и обоснованная критика интервьюируемого ставила его в такие условия, в которых он раскрывался совершенно по-новому. С наслаждением пересматриваю и студентам всегда рекомендую. Это и образец русского языка, и срез современной русской культуры: галерея гостей ток-шоу – своеобразная энциклопедия интеллектуальной жизни последних десятилетий.

«Еще общался с Татьяной Толстой, шумной и безапелляционной дамой» – писал о ней другой юбиляр этого года Сергей Довлатов. Думаю, что сегодня к словам Довлатова смело можно добавить, что Толстая шумна и безапелляционна, как современная Россия в целом. В нынешних геополитических и культурных условиях это, безусловно, положительные качества. В наше время, пожалуй, по-другому и нельзя. С юбилеем, Татьяна Никитична!

Доцент кафедры мировой литературы Института Пушкина Евгения Кравченкова пишет:

– «БОЛЬШАЯ БЕССОВЕСТНАЯ ЖЕНЩИНА». Нет, это не о Толстой, конечно, это о героине одного из ее блогов. Отрывок посвящен ресторану Центрального дома литераторов в Москве – шикарному, сказочно запретному и осторожно свободолюбивому месту советской интеллектуальной тусовки 1970-х. Толстая была тогда, да и сейчас, обречена стать частью литературного комьюнити – фамилия и происхождение обязывают. И не важно, что писатель в то советское время и сегодняшний российский литератор (блогер, журналист, селебрити – выбрать нужное) строят карьеры, ориентируясь на принципиально разные цели: попасть в учебник литературы тогда или выгодно продать большой тираж сейчас (а с учебником – как получится). Толстая объединяет столь разные исторические эпохи своим непередаваемо острым и очаровательно питерским интеллигентским снобизмом, который, как васаби, сладко дурманит одних читателей и на дух не переносится другими - тоже читателями. Хотя предвзяты и те и те – объективно, без споров оценить «толстовщину» не получается сейчас даже в отношении классиков Льва и Алексея Николаевичей, а про современницу высказаться равнодушно, наверно, могут только одиннадцатиклассники и их задавленные бюрократией учителя, упорно клепающие однообразные презентации по литре.

Толстая обладает невероятной способностью чувствовать время, которое в ее видении становится осязаемо плотной, тяжелой, предметной субстанцией, принимающей в себя героев, как плотный дым окутывающей персонажей, вещи, пространство. «Дым отечества» не отпускал писателя в первые годы творчества на излете советской власти («На золотом крыльце сидели…», «Любишь – не любишь»), тянулся хвостом за Толстой в США, где родилась антиутопия «Кысь», вернулся с ней в блогосферу рунета нулевых-десятых. Воспоминания о детстве, о родителях и прародителях, о номенклатурных квартирах и дачах связываются с дымным будущим антиутопии и уходят в глубокие размышления о русском национальном характере. Да уж, характер получается не из приятных, но на то она из тех самых Толстых: «Ничего не хочу. Отвалите все. И дайте мне спокойно сидеть и думать свою думу и работать свою работу. 

Ну не чертовка ли?

Татьяна Никитична, поздравляем Вас с юбилеем! Творческих успехов и новых замечательных идей!


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.