«Нет» ‒ это очень по-русски

По мнению социологов, философов, в последние 10-15 лет в обществе постепенно трансформируются глубинные смыслы русской ментальности. Отражаются ли эти процессы в речи носителей русского языка? Ответ – утвердительный: об этом свидетельствуют данные научных исследований.

В РИА Новости вышел комментарий профессора Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Марии Миловановой о важных словах в системе ментальных ценностей россиян.

Вот уже два года коллектив ученых под руководством Марии Миловановой анализирует происходящие изменения в  русском культурном коде.  


‒ Мария Станиславовна,  для начала расскажите, что первично ‒ изменения в языке или изменение ценностей?

‒ Развитие общества всегда опирается на определенные ценностные ориентиры – определенные базовые ценности, которые составляют аксиосферу ‒ сплав традиционных и актуальных ценностей. Язык в этом смысле вторичен: он отражает ценностный мир его носителей и готов реагировать на любые движения в сознании.

Сейчас мы наблюдаем формирование особой личности ‒ «пользователя», человека оценивающего, которому свойствен сугубо прагматический, возможно – утилитарный  подход к окружающему миру с позиций мне нужно / не нужно, нравится / не нравится, в конечном итоге – куплю или не куплю. Язык отражает специфику сознания его носителей, сформированного обществом потребления эпохи цифровых технологий.

Мысль человека становится всё более субъективной, а его цель ‒ не столько познание мира, сколько оценка под углом зрения Я – здесь – сейчас. Растёт количество оценочной лексики: атмосферный, кошерный, фэншуйный, лайтовый, позитивный, пафосный, бомбический, хайповый, атмосферный, ламповый связанной с личными ощущениями человека. Привычные слова активно используются в новом ‒ оценочном ‒ значении (космос, огонь) и новом «приложении» (умные кроссовки, сексуальный цвет, живой квартал). Востребован эгоцентрический потенциал местоимений я, ты, мой, свой, себя, о чем говорят многочисленные рекламные тексты: Я – самая!; Все в восторге от тебя!; Это чашка. Твоя чашка. Делай мир своим; «МегаФон. Начинается с тебя», «Новая помада ‒ новая ты».

Последний пример показывает расширение сочетаемости личных местоимений: такие разные мы, для яркой тебя, навстречу новому себе. Увеличивается число единиц, которые используются в личных конструкциях для обозначения разнообразных эмоций и состояний: быть на эмоциях, на взводе, в замоте, в непонятках, в тренде.


‒ А раньше было не так?

‒ Оценка – это естественное действие. Но это сейчас актуализировано, вышло на первый план, является целью, выражается во множестве языковых форм, и не только лексических. Произошла подмена: вместо оценки с целью познания мира на первый план вышла оценка с целью личного потребления.


‒ Научный проект по исследованию русского культурного кода выполняется уже два года. Какие первые выводы можно сделать?

‒ За два года мы провели анкетирование среди более 500 студентов филологического факультета Института Пушкина с целью выявить отношение к ценностям современного российского общества. Важно, что это молодые люди, получающие филологическое образование, более ориентированные на приобщение к традиционной русской культуре ‒ духовной по своей сути, то есть представляющие не совсем типичную общность в рамках исследуемой возрастной группы. Вместе с тем результаты исследования демонстрируют постепенный процесс трансформации национального аксиологического сознания и сложную и противоречивую картину взаимодействия традиционно значимых ценностей и актуальных жизненных ориентиров даже у представителей данной – не совсем типичной – молодежной группы.

Респондентам предлагалось интерпретировать понятие «ценности» в представлениях –традиционные, актуальные,  личные.

Согласно нашим предварительным выводам, «семья» остается непререкаемой ценностью (что согласуется с выводами предыдущих исследований коллег из Томска, Тюмени, Екатеринбурга). «Любовь» и «дружба» ценятся меньше. В выборе между ценностями «работа» и «достаток» предпочтение остается за «достатком», тогда как отношение к «работе» скорее скептическое. 

Актуализируются такие ценности, как «уважение», «честность» и «свобода» человека как индивидуума. В ответах на вопрос о личных ценностях в онлайн-анкетировании, проведенном летом этого года, обращает на себя внимание тот факт, что большее значение, чем в реакциях 2019 года, придается свободе.

Ценность понятия «саморазвитие» опережает «образование», то есть интерес молодежи к образованию как базовой социальной ценности снижается. Это общая тенденция, которая отмечается в социологических исследованиях.

Представители молодого поколения ощущают смену ценностных приоритетов в обществе: «Актуальные ценности в большей степени связаны с социальным статусом человека»; «духовные ценности теряют своё значение»; «создание комфортной среды вокруг (друзья, семья, коллеги и т.д.) важнее отношений как таковых»; «карьера, доход, популярность и какой-то пафос, стремление быть крутым, но скорее казаться» ‒ таковы размышления студентов-филологов.


‒ Существуют ли определенные слова, которые молодые люди считают характерными для нашего времени?

Да, мы просили студентов подобрать ключевые слова для описания современной эпохи. В последнем онлайн-анкетировании, проведенном этим летом, ответы в основном носят негативные коннотации: усталость, лень, злость, эгоизм, эгоистичное, токсичное, пассивное, агрессивное, бедность, коррупция и другие. Встречаются лексемы, отражающие актуальные для весны-лета 2020 года события: обнуление, пандемия, коронавирус.

Присутствует негативная оценка чрезмерного использования интернета и социальных сетей: необщительные, материальные, привязаны к телефону; пресыщенность информацией; лайк, хайп, впечатлить других; эпоха тик тока и бессмысленного контента в сети; зависимость от интернета. 

Позитивных характеристик примерно в два раза меньше, среди них: свобода, стабильность, саморазвитие, прогресс, технологии, надежда.


‒ Есть ли что-то, пока остающееся неизменным в русской картине мира?

‒ Любопытно, что при всех изменениях в языке существует зона стабильности ‒ далеко не всегда осознаваемая самими носителями русского языка, но очевидная любому иностранцу. Это зона коммуникативной границы – отрицания-«отталкивания»: русское нет и все его производные (разговорные не-а, нетушки, ни за что) и синонимы (Хватит! Довольно! Всё!). Русское слово нет находится в числе основных ментальных ценностей: входит в первую десятку важных слов русского лексикона – в число таких, как дом и друг.

Русское коммуникативное поведение отличает быстрая смена эмоций и чувств и их прямое выражение: в глазах иностранцев открытое отрицание ‒ это очень неожиданно и очень по-русски.


Справка о проекте

Научный проект «Современная российская аксиосфера: семантическая и прагматическая трансформация русского культурного кода» (2019 – 2022) выполняется по гранту РФФИ (Российского фонда фундаментальных исследований).

Руководитель проекта – доктор филологических наук профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Мария Станиславовна Милованова.


Исследовательский коллектив

Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина

Карасик Владимир Ильич

Фоминых Борис Иванович

Матрусова Александра Николаевна

Гончарова Любовь Марковна

Шамсутдинова Регина Ринатовна

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Слышкин Геннадий Геннадьевич

Институт языкознания Российской академии наук

Сигал Кирилл Яковлевич