• 19.09.2019 16:58:00

Француженка, русская душою

В Институте Пушкина учатся талантливые и неординарные студенты, увлекающиеся не только русским языком и литературой. Ярким примером тому стала история студентки магистратуры «Русская литература в полилингвальном мире» француженки Люси Филип.

WhatsApp Image 2019-09-10 at 15.31.52.jpeg

Выход на подмостки

Год театра в России открыл русскую театральную страницу и в жизни Люси: девушка вышла на театральные подмостки Московского молодежного театра под руководством Вячеслава Спесивцева сразу в двух спектаклях – знаковом для театра «Ромео и Джульетте» и Пушкинском, в честь юбилея автора, «Евгении Онегине». А этим летом благодаря усилиям Люси театр Спесивцева приехал сыграть пьесу «Ромео и Джульетта» во Францию, в ее родной город Сарла. Сама Люси не только сыграла Джульетту, но и выступила продюсером постановки!

- Люси, расскажите о себе. Где вы учились во Франции, почему решили приехать учиться в Россию?

- Во Франции я училась в университете Бордо, изучала французскую литературу. В конце третьего курса я самостоятельно начала изучать русский язык. Я уже познакомилась с русской литературой, и мне захотелось понять русскую речь, русский менталитет через язык. Поэтому я решила учить русский, и мне так понравилось, что я решила поступить в магистратуру в России.

Шесть первых месяцев в России я училась на курсах для иностранных студентов в Петербурге, и один преподаватель посоветовал мне поступать в Институт Пушкина, сказал, что в Москве существует хороший и очень престижный институт по моему направлению - русский язык. «Если ты хочешь поступить в Москву, я советую тебе пойти туда», – сказал он мне. Дорога открылась в Россию, и так я поступила в Институт Пушкина.

В первые месяцы мне было очень тяжело в России. Я стеснялась и не осмеливалась обращаться к людям и даже подойти на кассу, чтобы купить билет в театр. Год за годом я привыкала. Когда я приехала в Петербург, то уже мечтала играть в театре. Но я поняла, что не хватает языка. Надо хорошо его знать и понимать, что происходит вокруг тебя, люди начинают с тобой общаться, и ты погружаешься в атмосферу страны. Я живу в России уже три года, и сейчас иногда люди даже думают, что я – русская.

- Помните ли вы свой первый поход в театр в России?

- Это был студенческий театр при Университете Герцена. Студенты играли комедию, очень живой спектакль, все ребята были на сцене. Я почувствовала такую энергию в речи, в языке, движении. Русский театр отличается от театра во Франции. Наш театр более интимный.

- Во Франции вы пробовали себя на театральной сцене?

- Да, вместе с друзьями мы сами придумывали и играли в маленьких пьесах, выступали перед родителями и знакомыми. Когда мне исполнилось 13 лет, я начала играть в театральной труппе в моем родном городе Сарла. Вместе с другими школьниками мы играли роль Скопена из Мольера – все одновременно декламировали строчки как хор. Это была современная постановка. Наша труппа, в которой я играла, сегодня очень хочет сотрудничать с театром Спесивцева.

И потом я играла в комедиях в Бордо. Я обучалась там актерскому мастерству, у меня был преподаватель из Аргентины, он долго играл в Париже. На него очень сильно повлиял метод Станиславского.

- Как вы впервые оказались в театре Спесивцева и решили там сыграть?

- В позапрошлом году, когда я была на подготовительном факультете института, со мной учились студенты из разных стран. Студент из Индонезии Йода оказался в театре Спесивцева, он рассказал нам об участии в спектакле «Ромео и Джульетта», пригласил нас прийти посмотреть. И мне тогда очень понравилась эта постановка, музыка. Любой современный человек может превратиться в Ромео и Джульетту, мне понравился этот универсализм. После этого я снова пришла в театр и хотела познакомиться с режиссером Семеном Спесивцевым. Посмотрела у них «Евгения Онегина» и «Горе от ума».

Мы подружились с Семеном. Я сказала ему, что хочу принять участие в спектакле «Ромео и Джульетта», и он согласился. Начали репетировать в январе. Я – человек ответственный, он заметил мою мотивацию. В феврале в День Святого Валентина я сыграла в спектакле «Ромео и Джульетта». Спустя некоторое время Семен предложил мне принять участие в спектакле «Евгений Онегин». Он сказал, что видит меня в роли матери Татьяны и Ольги Лариных. Я сразу согласилась, но это был большой вызов для меня. В отличие от «Ромео и Джульетты», тут надо было все играть на русском языке.

DSC_2342.jpg

- Вам трудно было репетировать?

- Мне пришлось учить много текстов, да, было сложно. Особенно, что касается ударений в русском языке. Каждое слово я повторяла дома. Я представляла себя дамой, живущей в другом веке. Представляла, что Ларина – это я, и нет границы между персонажем и человеком. В первый раз игра – это всегда попытка. Роль рождается, когда актер играет в третий, четвертый, пятый раз, и он не думает, как вести себя, стоять на сцене. Игра становится более естественной.

- Как вам пришла идея организовать приезд театра в ваш родной город Сарла?

- Мой город – центр культуры, город искусства. Здесь постоянно идут выставки художников. С 1964 года в нем проходит театральный фестиваль, также проводится кинофестиваль. Много разных артистов, музыкантов приезжают в Сарла. Я подумала, что такой проект подойдет городу. Когда мы начали репетировать «Ромео и Джульетту» с Семеном, я рассказала ему о городе и фестивале. Семен сразу воодушевился и заинтересовался проектом.

Мы с родителями обратились в культурный центр города, забронировали место. В марте театр Спесивцева уехал на гастроли во Францию – в Париж и Нант. Семен с командой решили заехать в Сарла, где они встретились с руководством культурного центра и обсудили все технические вопросы. Все прошло хорошо, они были очень довольны. Потом потихоньку мы осуществляли проект.

Всю труппу мы принимали у себя дома. Нам все помогали принимать русских гостей: мой дядя, друзья родителей. На террасе у моих родителей они репетировали.

- Чем эта постановка отличается от традиционной постановки «Ромео и Джульетта» в театре Спесивцева?

- Эта постановка более простая, она исполнялась на двух языках - на французском и русском. В ней было задействовано всего 9 актеров из театра Спесивцева и я. На сцене почти не было декораций, только несколько чемоданов, на одном из которых было написано «Верона», а сзади на огромных деревянных панно был выставлен портрет Шекспира. Некоторые играли в современной одежде, а другие были в театральных костюмах. Мы использовали музыку композитора Прокофьева из балета «Ромео и Джульетта».



ˮ Переживания актёров на сцене помогли зрителям оценить русский язык, услышать его красоту и почувствовать его глубину. Зрители испытали неожиданный восторг и радость. Они сказали, что французский язык и русский язык создают красивые диалоги, когда они звучат вместе. С одной стороны, русский язык воплощает яркость, энергию и решительность, а французский воплощает нежность, изящество и элегантность. Такой контраст создает уникальную гармонию на сцене.


WhatsApp Image 2019-09-10 at 15.31.52 (2).jpeg

- Где проходил спектакль? 

- Мы играли прямо в историческом центре города, там есть открытая сцена. Город Сарла построен в IX веке, это было аббатство, поэтому пьеса «Ромео и Джульетта» в таком месте смотрелась прекрасно. Там очень хорошая акустика. Атмосфера места соответствовала пьесе. 

- Много было зрителей на спектакле? 

- У нас было около 100 человек. Туристов было мало, в основном были все местные. Перед спектаклем моя мама сделала презентацию, для того чтобы зрители поняли концепцию и содержание. В пьесе действие начинается днем, а заканчивается вечером. В тот день было то же самое: спектакль начался днем и закончился вечером, когда стемнело. День и ночь, натуральный свет помогли зрителям почувствовать атмосферу пьесы, не фокусироваться на незнакомой речи. Они сказали, что это все мистика, будто по-настоящему. Им очень понравилось, и даже если они не все поняли, это не самое главное. Самое важное – это история, которая происходила на сцене. Некоторые даже советовали, что стоит показать этот спектакль на фестивале. Зрители хотели, чтобы в будущем французская и русская речь чередовались и соединялись. 

- Что сказали ваши родственники и друзья о русских актерах? 

- Они очень удивились в хорошем смысле: после спектакля все родственники, близкие друзья сказали, что им было очень приятно помогать в реализации такого проекта. Они заметили настоящий энтузиазм актеров, и это помогло им стать частью спектакля. Они уже готовы снова принять их в следующем году.


ˮ Спектакль «Ромео и Джульетта» имел большой успех, и в следующем году мы планируем выступить на сцене в Сарла и в соседних деревнях, сыграть на русском и французском. Этот проект дарит надежду на укрепление отношений Франции и России, и культура здесь играет важную роль. Благодаря искусству люди могут более свободно познакомиться с культурой России, а театр принимает участие в уничтожении стереотипов.

- Какие дальнейшие планы у вас и у театра? 

- В конце октября я планирую сыграть в «Евгении Онегине». В Москве будет проходить театральный конкурс, все театры могут представить на нем свой спектакль. Победители конкурса поедут выступать в Петербург. В следующем году у нас есть план принять участие в театральном фестивале в Сарла. Хотели бы сыграть спектакль на русском и на французском языках. В этом году у нас не хватило времени, программа фестиваля составляется заранее. Зимой буду давать интервью – один французский канал позвонил моему папе. Журналистка хочет, чтобы я рассказала об этом проекте и своем пути в России. Я считаю, что это очень хорошо для Франции и для наших отношений. 

- Чем хотите заниматься после окончания учебы? 

- Я думаю поступить в аспирантуру. Кроме этого, я бы хотела работать переводчиком и актрисой в России. Мне хочется усилить культурные отношения между Россией и Францией.


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.