• 12.02.2019 12:27:00

Шекспировские страсти без словаря

Как сыграть знаменитую трагедию о любви на нескольких иностранных языках одновременно и без перевода

14 февраля, в День всех влюбленных, необычную постановку пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта» смогут увидеть московские зрители. Герои трагедии будут признаваться в любви на арабском, индонезийском, испанском, русском, французском и других языках в Московском молодежном театре под руководством Вячеслава Спесивцева. 

Главные роли исполнят студенты Института Пушкина: Натали Агуэро из Аргентины, Титаш Зиа из Бангладеш, Маудана Иода Пермана, Лаксита Эка Видияна и Команг Аю Пуспа Варни из Индонезии, Али Хамад Ибрахим из Судана и Люси Филип из Франции.

Пьеса Шекспира в ее современном прочтении давно включена в репертуар театра. Но только единственный раз в году зрители смогут увидеть особенную версию спектакля. «В спектакле вместе с нашими актерами и студийцами участвуют иностранцы, и все они играют на своих родных языках», – рассказывает режиссер Семен Спесивцев.

Постановка разделена на четыре новеллы: встреча главных героев, венчание, расставание и смерть. В каждой части выступают новые Ромео и Джульетты, при этом один из пары обязательно иностранец.

«Этим проектом мы доказываем, что язык чувств, искусства универсален, может быть понятен зрителю и сплотить актеров из разных стран на сцене. А для зрителей это еще и возможность услышать текст Шекспира на разных языках – представьте, слышали ли вы когда-то Шекспира на индонезийском? Испанском? Французском? Это уникальный шанс», – считает Семен Спесивцев.

Студент магистратуры Института Пушкина из Индонезии Маудана Иода Пермана играет Ромео в спектакле уже второй год подряд по приглашению режиссера.

1802151044.jpg

– В этом году мне было проще репетировать, чем в прошлом, потому что у меня уже есть опыт. Просто нужно было повторить то, что я уже делал. Раньше мне было сложнее играть, так как моя Джульетта говорила на каталанском. Сейчас я играю с русской. Это легче для меня, я с ней разговариваю на русском. Поэтому я сразу понимаю, о чем она говорит и что надо ответить в диалоге.

В Индонезии, если честно, не все читали «Ромео и Джульетту» и другие пьесы Шекспира.
Я читал его и на индонезийском, и на английском. Думаю, что на английском эти тексты звучат лучше, чем на индонезийском. В индонезийском переводе язык состарен. Это как будто язык 40-летней давности, сейчас мы не говорим так. Обычно в Индонезии в театральных диалогах мы говорим медленно, но здесь приходится говорить быстро.  

Мне было сложно играть героя из другой культуры. Я никогда не делал так, как Ромео. Сейчас люди живут по-другому. Думаю, что быть таким героем сейчас нереально: девушки убегут, если мальчики будут поступать так. В Индонезии все по-другому. У нас восточная культура, и мы не можем так открыто выражать свою любовь, сразу признаться и поцеловаться. Я старался забыть, кто я такой, поэтому на сцене – это не я, это Ромео. Но в то же время для моей роли мне надо было оживить воспоминания. Я вспоминал, что чувствовал раньше, когда я был подростком и в первый раз влюбился в девушку.

Француженка Люси Филип в прошлом году была зрительницей спектакля, и ей настолько понравилась постановка, что в этом году она решила попробовать себя в роли Джульетты.

DSC_2757.jpg

– Раньше во Франции я четыре года занималась в студенческом театре. Мне было интересно посмотреть, как в России играют переживания.

В России актеры больше отдаются делу. Они пропускают через себя переживания, свободнее и раскованнее в чувствах, чем во Франции.

История Ромео и Джульетты – это просто часть жизни, начало любви. Я думаю, что если бы они не умерли, их любовь могла рассыпаться. 

И это нелегко играть – внезапность любви. Их любовь – гроза, и мы должны показать зрителям за четыре дня все переживания героев, страсть, скорость и огонь… Как будто завтра уже смерть. 

Каждое слово выражает отдельную эмоцию, поэтому важно осознавать значение каждого слова. Но самое главное для меня было передать красоту моего родного французского языка.

Семен помогал нам вжиться в роль. Он всегда давал советы, какие ключевые слова надо подчеркнуть, какой ритм выбрать, быть внимательной к партнеру. Он говорил: «Представляй, что ты Джульетта и находишься в Италии». Каждый момент на сцене уникален и надо все время жить в роли. А происходящее вокруг нас – часть спектакля. 

Мне нравится, что это международный спектакль. Любовь универсальна и не зависит ни от языка, ни от религии, ни от войны. Такая идея может соединить отношения и дружбу людей. Это язык души и неважно, на каком языке мы разговариваем. 

Мне также нравится, что у нас есть шанс слышать, как люди выражают любовь на других языках. Например, арабский язык очень романтичный, в нем есть такие тонкие слова. Индонезийский необычен. Может быть, люди смогут преодолеть стереотипы о нации благодаря этой постановке.

Али Хамаду Ибрахиму из Судана для роли пришлось переводить «под себя» отрывок из Шекспира на арабский язык, приближая арабский текст к русскому переводу. Ему досталась сцена на балконе, когда Ромео признается Джульетте в любви и они решают пожениться.

DSC_2725.jpg

– Чувства Шекспира в арабском варианте текста кажутся невыразительными и не совпадают с русским переводом. Я прочитал пьесу несколько раз и заметил, что есть ошибки. Я стал читать два текста на русском и арабском, сравнил их, а потом перевел его заново, чтобы он был похож на русский вариант.  

Учить роль было сложно. Я сам считаю, что арабский является одним из самых сложных языков мира, и трудно с ним работать. Сама сцена вызывает волнение. И участвовать в ней с партнершей, не знающей арабского языка, это очень сложно. Слава богу, у меня Джульетта – русская. Но ей сложно. Она не понимает, что я говорю. Мы много работаем, репетируем три-четыре раза в неделю. 

На первых репетициях, когда было немного сложно, режиссер давал нам много советов. Он говорил, что мы должны правильно использовать каждое слово в тексте. По его словам, актер – это солдат, а слово – его оружие. 

Я добавлял от себя какие-то эмоциональные моменты, старался понять чувства Ромео-подростка.

Эта гениальная идея режиссера дает возможность москвичам познакомиться с некоторыми иностранными языками, а участникам – с партнёрами из разных стран и узнать, как в их культурах говорят о любви.  

В Судане я уже играл в молодежном театре «Ромео и Джульетту», а также пьесы великих русских авторов: Чехова, Достоевского. Играть чувства мне было несложно: и в арабской литературе есть такие известные истории любви. 

Пьеса мне нравится. Конечно, все знают, как закончилась история, и самое плохое, что случилось с героями в конце. Мне кажется это ужасно несправедливым, потому что любовь должна победить. Я думаю, что во всем мире в возрасте Ромео и Джульетты влюбленные открыто выражают свои чувства. И у нас тоже есть такие истории до сих пор. 

Институт Пушкина и Московский молодежный театр приглашают зрителей на спектакль «Ромео и Джульетта».



На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.