Сертификация по русскому языку: международные стандарты и качество

20 апреля в рамках V Московского международного салона образования состоялся круглый стол, организованный Институтом Пушкина: «Сертификация по русскому языку: международные стандарты и качество».
Решение проблем, связанных с языковым тестированием должно быть комплексным. Открывая круглый стол, модератор – директор Центра лингводидактики Института Пушкина Олег Радченко – отметил, что существуют различные виды государственного тестирования. «Сегодня мы обратимся к двум, менее объёмным, но не менее важным проблемам: тестированию на получение гражданства и тестированию для трудящихся мигрантов. – И это мы хотели обсудить на примере аналогичного опыта трёх стран: Федеративной республики Германии, Французской республики и Китайской народной республики». 

DSC_4080.jpg

В начале встречи участникам был представлен один из ключевых проектов Министерства образования и науки России –  «Экспорт российского образования», призванный повысить привлекательность и конкурентоспособность российского образования  в мире. Руководитель проектного офиса Шивлета Тагирова отметила вклад Института Пушкина в реализацию этого масштабного проекта. Для успешной реализации «Экспорта российского образования» очень важно приведение системы сертификации по русскому языку к международным стандартам. «Цель проекта – добиться, чтобы к 2025 году на территории России обучались не менее 710 000 иностранных студентов», – сообщила Шивлета Тагирова.
Огромным опытом в сфере языкового тестирования обладает Россотрудничество. Российские центры науки и культуры представлены в 81 стране и ежегодно тестируют больше 120 000 абитуриентов со всего мира, поступающих в российские вузы в рамках квоты Минобрнауки, которая на сегодняшний день составляет лишь 15 000 человек.

DSC_4137.jpg

«Чтобы отобрать наиболее достойных кандидатов формируются рабочие группы, которые разрабатывают испытания, – рассказал начальник Управления сотрудничества в сфере образования и науки Россотрудничества Марк Калинин. –  Если конкурс небольшой, выбирается либо личная встреча, либо конкурс портфолио. Есть страны, где конкурс очень высокий и поэтому мы проводим тестирование».
Необходимо разработать единый стандартизированный тест, который можно было бы использовать для определения уровня знания русского языка иностранными студентами:«Накопленный опыт Института русского языка тут чрезвычайно востребован. Это должен быть специально разработанный тест», – считает Марк Калинин. Какое тестирование выбрать? Возможно, по разным странам нужно использовать выбирать разные виды, но система должна быть единой? На эти вопросы, по мнению Марка Калинина, участникам рабочей группы в будущем ещё предстоит ответить.
Обращаясь к опыту зарубежных стран, модератор Олег Радченко отметил «некую диспропорцию» в российских видах тестирования. «Экзамен для получения гражданства не предполагает знания истории нашей страны – соискатель сдаёт только языковой тест. И наоборот – когда человек хочет приехать к нам на работу, он обязан сдать и языковой тест, и тест на знание истории и законодательства РФ».
Во Франции для получения гражданства, помимо личного собеседования, общения с психологом, теста на знание истории и государственных атрибутов, сдаётся языковой тест, состоящей из письменной и устной части. Причём есть возможность сдать только устную, разговорную часть – этот экзамен называется «тест-интеграция». Испытания проходят в независимых центрах под эгидой Министерства образования. «Если человек не может сдать языковой тест на необходимый уровень, то предусматриваются курсы для получения этого уровня. От теста освобождаются люди старше 60 лет, люди с ограниченными возможностями и студенты, получившие диплом на французском языке. Что касается миграции, то там тоже подразумевается тест знание французского языка и при несоответствии будут назначены бесплатные курсы», – рассказала Марианна Дробо, координатор сети Альянс Франсез в России. По её словам, процент «провала» языковых тестов на первом этапе отбора составляет около 30%, но после посещения курсов он корректируется. 

DSC_4142.jpg 

О немецком опыте сдачи языковых тестов рассказала преподаватель Гёте-Института в Москве Елена Акимова. «В Германии такая же система – единая европейская. Есть лишь небольшие корректировки, например, те, кто въезжает в страну по линии поволжских немцев, сдают язык на уровень B1, а по еврейской линии – A1. Многие сдают экзамены, потому что в моде «интеллектуальный экстрим», как я это для себя называю. К тому же немецкие вузы – это государство в государстве, они сами назначают уровень языка для своих внутренних экзаменов».   
В ФРГ люди пожилого возраста не освобождаются от экзамена по языку для получения гражданства, но им разрешается выполнить только 60% заданий. Существуют отдельные экзамены для людей с ограниченными возможностями, для молодёжи, есть  специальные экзамены для школьников. Экзамены модульные, если соискатель сделал ошибки в одном из модулей, он пересдаёт только его, а  не весь тест в целом. В экзамен на гражданство, помимо языкового теста, входит лингвострановедческий экзамен, который содержит вопросы, связанные с социальной жизнью, например, как записаться к врачу. «Коллега рассказывала, что пыталась выполнять подобный тест и отметила, что задания выполнены достаточно изящно и на них можно легко ответить, пользуясь лишь здравым умом и рассудком», – отметила Елена Акимова.  
Иннара Гусейнова, проректор по научной работе МГЛУ, рассказала об изменениях в китайском языковом тесте. К примеру, понимая громоздкость 11 уровней владения языком, китайские специалисты после консультаций с европейскими коллегами оставили 6 уровней. «Есть разница в количестве знаков или слов, которым должен владеть участник испытания. Количество иероглифов значительно меньше и они не будут такими варьируемыми, как лексический запас слов для тех, кто претендует на сдачу аналогичного экзамена во Франции или Германии. Но надо сказать, что все виды экзаменов, также как и в Европе, покрывают все виды речевой деятельности», – отмечает проректор.

DSC_4104.jpg

Подвела итог круглому столу главный специалист Центра лингводидактики Института Пушкина Татьяна Корепанова, которая стояла у истоков создания системы языковой сертификации в современной России.
«Вы, наверное, удивитесь, но у нас в России целых три системы языковой сертификации, – рассказала Татьяна Эвальдовна. – Когда начиналась разработка системы языкового тестирования, первым социальным заказом стал отбор абитуриентов в вузы: «абитуриент-тест». Я всегда говорю, что мы все вышли, как из гоголевской «Шинели», из этого абитуртеста. Когда эта система начала расширяться, встал вопрос о том, что языковой тест должен развиваться как элемент международных отношений и интеграции образовательных систем. И система раздвоилась.
В 2004 году появился тест на гражданство, возникла проблема, как вписать его в общую систему. Мы тогда не очень понимали, что за этим стоит. Ведь это не просто тестирование, это мягкий инструмент, которые позволяет нивелировать очень сложные геополитические процессы. Интуитивно мы пришли к межуровневой модели. Поэтому аудирование у нас получилось по верхней границе В1, а чтение где-то на уровне А1-А2. В 2015 году стал формироваться комплексный экзамен для мигрантов. И он «растроился»: один уровень владения для получения трудового патента, другой уровень для временного проживания и третий уровень  для получения вида на жительство.

DSC_4187.jpg

Получилось так, что эти пометы сразу же получили свое сопровождение – социокультурный тест. Этот тест вызревал очень мучительно, но я знаю, что и во Франции в свое время были активные дебаты по этому поводу. Хочу сделать комплимент немецкой системе социокультурного теста: он выстроен грамотно и очень деликатно».
«Мне хотелось бы, чтобы наши движения в направлении реформирования языкового тестирования не были какими-то судорожными попытками «подделать» систему или провести «косметический ремонт». Хотелось бы, чтобы эта система стала логично выстроенной, не была избыточной.  Чтобы эти тесты выстроились с точки зрения более четкой классификации уровней», – заключила Татьяна Эвальдовна.
В продолжение темы круглого стола на ММСО в Институте Пушкина 30 мая будет проходить научно-практический семинар «Оценка эффективности функционирования государственного тестирования по русскому языку в Российской Федерации». Специалисты из разных стран обсудят проблемы и перспективы тестирования для получения гражданства России, структуру и содержание тестов по РКИ, оптимизация комплексного экзамена по русскому языку, истории России и основам законодательства Российской Федерации и опыт зарубежных стран в этой сфере.​


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.