«Литература, как и жизнь, призвана объединять людей словом»

В конце прошлого года профессор кафедры русской словесности и межкультурной коммуникации Института Пушкина Александр Мамонтов стал лауреатом литературной премии имени Владимира Гиляровского в номинации «Лирика». Сегодня Александр Степанович делится мыслями о своем видении литературного процесса, источниках творческого вдохновения.

– Александр Степанович, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в литературу?

– Я пришел в литературу довольно поздно, это было в начале двухтысячных годов. До этого писал в стол, как говорится. Однажды один моих друзей, профессиональный литератор, увидел мои стихи, они ему понравились, и он посоветовал опубликовать сборник. Вот с этим самым сборником и тремя рекомендациями от членов Союза писателей России я в 2003 году вступил в этот союз. С этого момента начал серьезно заниматься литературным творчеством. Скажу словами Николая Васильевича Гоголя: «Едва ли есть большее наслаждение, чем наслаждение творить». Эти слова меня особенно вдохновляли, когда я взялся за серьезную литературу.

Можно, конечно, еще вспомнить детские и юношеские годы. Когда я был учеником то ли третьего, то ли четвертого класса, то взялся писать продолжение романа Александра Беляева «Человек-амфибия». Называлось «На коралловых островах».  Для меня, для мальчика, совершенно зеленого, мысль, что еще не все закончено, что можно написать продолжение, была очень важной. И я начал писать, у меня до сих пор где-то хранится общая тетрадь с этим произведением.

Возможно, на мое увлечение повлияло еще и то, что мой покойный отец, Степан Петрович, писал неплохие стихи, которые я нашел случайно, разбирая его архив после смерти. Нашел его юношеские стихи, которые он писал на фронте.

– О чем пишут на фронте, интересно?

На фронте он писал о мирной жизни, о любви, ему ведь тогда было всего 18 лет! Были, конечно, стихи о его однополчанах, о друзьях.

– Кем Ваш отец стал в мирной жизни?

Филологом, и я впоследствии пошел по его стопам. Отец был доктором филологических наук, профессором. Очень любил поэзию. Часто вспоминаю, как мы с ним гуляли, когда я был ребенком, как он читал мне стихи. Читал Лермонтова «Воздушный корабль», еще какие-то произведения. Я уже знал про Наполеона, например.

– А какие темы Вас вдохновляют сегодня?

Меня всегда волновали темы, связанные с нравственным миром человека, его гражданской позицией, жизненной философией, индивидуальным миропониманием. Конечно же, тема долга, ответственности перед семьей, перед обществом. Темы любви, природы, несомненно.

– Что цените в творчестве других писателей?

– Прежде всего – профессионализм автора, профессионализм владения русским языком. Неважно, на какую тему написано литературное произведение, главное – чтобы это было сделано хорошо, профессионально, добротно.

Ценю трепетное, бескорыстное отношение к творчеству. И, конечно же, отсутствие стремления к популизму. Не стоит подыгрывать читателю. Я очень ценю, когда автор видит перед собой образ читателя и пишет в первую очередь для него, а не старается продемонстрировать самого себя в своих произведениях. Нравится, когда соблюден некий баланс между личностью автора и интересами читателя. Хотя понимаю, что у каждого писателя свой собственный стиль, манера изложения. Но, к сожалению, глубоко закодированные в сложной системе образов и метафор мысли автора бывают порой недоступны широкому читателю. Такие произведения становятся достоянием лишь узкого круга профессионалов. Бывает, мы собираемся в своем профессиональном литературном кругу и хвастаем друг перед другом: «А мне вот такая метафора пришла, а мне вот такой образ…» Но как только ты начинаешь смотреть на такой текст глазами читателя, то понимаешь, что он его не оценит. И ту мысль, которую ты хотел донести, может просто не понять.

– Вам ближе проза или поэзия?

– В молодости людям свойственно делиться чувствами, и это нормально. Чем взрослее мы становимся, тем больше нам хочется поделиться мыслями. В этом плане поэзия и проза расходятся. Что мне сейчас ближе – трудно сказать: вдохновение приходит иногда в прозаическом  обличье, иногда в поэтическом.

Следует разобраться еще в таком феномене, как прозаичность и стиховность. Многие считают, что, если слова зарифмованы, то это стихи, а если рифмы нет, то проза. Но мы-то знаем, что тот же «Евгений Онегин» – это проза в стихах. А вот «Мертвые души» – поэзия, но в прозе. Мне близко и то, и другое, это дополняющие друг друга вещи. Прозаические произведения помогают достучаться до ума, а поэтические образы, как я уже сказал,  бывают достаточно сложны для восприятия. Сегодня мне особенно важно  в первую очередь установить мыслительный контакт с аудиторией, потому что прожита большая часть жизни, хочется поделиться своим опытом с другими.

– Какие писатели, произведения, повлияли на Вашу творческую судьбу?

– Какого-то одного поэта или прозаика, который повлиял на меня, не могу назвать. Я учился и учусь у многих. Конечно, Пушкин, который учит нас гармоничности, Лермонтов – порывистости. У символистов, показавших неограниченные возможности русского языка, я учился и учусь работать со словом. Ну и Сергей Есенин со своей неповторимой лирикой. Я даже сына назвал в честь Есенина. Конечно, не только у них, можно назвать большое количество имен.

– А прозаические произведения?

Мой самый любимый писатель – Николай Васильевич Гоголь. Очень люблю Толстого, Тургенева. Нравится мне Лесков, Чехов, Достоевский.

– Как относитесь к современной русской литературе, культуре?

Я консерватор, люблю классику. Современные книги и фильмы, сериалы какие-то лакированные, шаблонные. Угнетает типизированность. Такое впечатление, что нас окружают только бандиты и богатые. Это действительно нас окружает, но не в такой пропорции.

Для меня главный критерий в художественном произведении – верю я или нет. Художественное произведение не должно зеркально отражать действительность, должно показывать то, как могло бы быть, если бы человек был несколько другой. Литература, как и жизнь, призвана объединять людей словом. А слово – это отражение нашего сознания.

– А вы сами где берете героев для своих произведений?

– Герои моих прозаических произведений – люди, которые меня окружают: преподаватели, ученые, врачи. Многое списывал с самого себя, со своих родных и близких. Кстати, возвращаясь к своим духовным учителям и наставникам – я посвятил им такое стихотворение.

«Духовным наставникам»

В порыве отчаянья любимцу небес

Что толку просить подаянья,

Коль в дебрях души поселившийся бес

Свободен от мук покаянья?

 

Труб льстивые гимны едва ли спасут,

И зависти вязко болото,

Во славу которого собственный суд

Вершит мести жаждущий кто-то.

 

Он – хохот в затылок, он – злая молва,

Он – склеп, возведённый до срока…

Обманутой юности спят острова

Под игом всевластного рока.

  

Так не потому ль, далека и близка,

Волною на памяти брег

Приходит в твой дом символистов тоска,

И снится Серебряный век…

 

– Что бы Вы пожелали другим авторам, которые только начинают свой путь в литературе?

– Мне очень нравится цитата Жюля Ренара «Всегда оставаться неудовлетворенным – в этом суть творчества». Каждому человеку я бы пожелал не почивать на лаврах, а чувствовать всегда, что еще не все сделал или мог сделать лучше. Это очень важно.

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.