• 02.11.2018 17:04:00

«Закрытие олимпиады было настоящим культурным фестивалем»

 На днях стали известны результаты онлайн-отбора на участие в финале XVI Международной олимпиады по русскому языку для школьников зарубежных стран, который пройдет в Москве с 3 по 7 декабря 2018 года.

Первую Международную олимпиаду для иностранных школьников Институт Пушкина провел в 1972 году. С тех пор эти соревнования стали традиционными и подружили с Россией и друг с другом сотни юных знатоков русского языка из разных стран.

Среди них был и будущий Чрезвычайный и полномочный посол Республики Куба в России Херардо Пеньяльвер Порталь. Будучи учеником 12-го класса, он принял участие в Международной олимпиаде по русскому языку 1987 года.

Сегодня господин Посол рассказывает о тех далеких годах, об интернациональной дружбе и о новых перспективах российско-кубинских отношений.

– Мой первый контакт с русским языком произошел, когда мне было 6 лет. Моих родителей отправили в Москву для работы, я пошел здесь в первый класс и проучился три года. В то время у нас при Посольстве была кубинская школа имени Эрнесто Че Гевара. У нас были и русские, и кубинские преподаватели. Утром мы изучали русский, вечером – испанский. Помню, учительниц звали Зоя Васильевна и Тамара Константиновна. Зоя Васильевна преподавала математику, Тамара Константиновна – русский язык и чтение.

Это было 43 года назад (1975-1978гг.), но я помню, что жил на Кутузовском проспекте, где живут дипломаты. В то время семьи кубинских дипломатов жили в пяти районах Москвы: проспекта Мира, Кутузовского проспекта, в районе Октябрьской, Калужской и улиц Вишневской и Тушинской. И в школе у нас было пять автобусов – для каждого района.

В течение трех лет я изучал русский язык, а потом вернулся на Кубу и почти все забыл. А с 7 класса началась средняя школа, и нам стали преподавать русский. В 9 классе я впервые участвовал в конкурсе по русскому языку на уровне провинции и занял первое место в провинции Гаваны.

В старших классах я пошел в военную школу им. Камило Сьенфуэгоса, там русский язык преподавала русская преподавательница Ирина, фамилию не помню. Мне сказали, что с моим уровнем не нужно заниматься в классе и что я могу самостоятельно изучать язык. Я снова участвовал в конкурсах в 10 и 11 классах, занимал первые места. А в 1987 году, когда учился в 12-м классе, мне сказали, что в Москве будет Международная олимпиада по русскому языку. Я начал самостоятельно с помощью русской преподавательницы готовиться к олимпиаде. У нас был конкурс на уровне военной школы – высокий уровень, в нем я занял первое место, затем участвовал на гражданском уровне и тоже занял первое место. Нам говорили, что из 200 человек на Международную олимпиаду отберут 8 человек. Потом победил в национальной олимпиаде и стал членом делегации. Нам всем было от 12 до 18 лет.

посол олимпиада 1987.jpg
Кубинские студенты на Арбате. Москва, 1987 г.

Мы начали подготовку к Международной олимпиаде. Раньше в Гаване был филиал Института Пушкина, там мы провели два месяца. Готовились по методологии профессора Рейнальдо. Занимались целый день: начинали в 8 утра, а заканчивали в 15-16 часов. Говорили о музыке, литературе, изучали окончания, падежи, песни. Иногда устраивали культурные мероприятия с детьми посольства.

Потом на Ил-86 летели в Москву с пересадкой в Шанноне и Люксембурге. Профессор Рейнальдо сопровождал нас, вместе с нами он провел в Москве две недели.

– Как Вы проводили время в Москве?

– В Москве мы жили в гостинице «Орленок». Там были участники олимпиады  из 65 стран мира, но нам было легко общаться – все говорили по-русски.  Вечера мы проводили на Красной Площади, на ВДНХ, в парках. Танцевали, устраивали вечеринки.

Тогда были времена Горбачева, «сухой закон». Но мы привезли все с собой, поэтому наша делегация была самой подготовленной, все хотели с нами познакомиться.

– Продолжали ли Вы после Олимпиады общаться с теми, с кем познакомились, подружились?

– На Кубе у меня есть целая коробка с фотографиями и письмами от ребят. Например, с Сашей из Болгарии мы были 10 лет в переписке, помню еще Аннет из ГДР, Патрисию из Аргентины, Мину из Финляндии, была еще девушка из Колумбии.

Между самими кубинцами после олимпиады остались хорошие отношения. Помню, например, Хулио Сессара, он учился в военной школе. Очень умный человек, единственный из всей нашей делегации, кто до Олимпиады никогда не был в СССР и изучал русский язык самостоятельно. Поэтому из всех кубинцев я его уважал больше всех. Он был талантом и в математике, после окончания школы поехал в Советский Союз изучать кибернетику. Женился здесь на русской девушке, а в 1991 году уехал в Финляндию, потом в Швецию. Знаю, что сейчас он инженер на шведском предприятии Эриксон.

Он хорошо танцевал, потому что на Кубе жил в районе Гуанабакоа, где люди умеют и любят танцевать настоящие кубинские танцы. Все хотели с ним потанцевать. Помню, были девушки из Финляндии, которые никогда не видели черного человека. Они с ним разговаривали, просили разрешения дотронуться до него. Это впечатления, которые я помню.

На олимпиаде было много разных задач: и чтение, и пение, и театр, и сочинение эссе. Но все было очень интересно, потому что мы имели возможность разговаривать с жюри.

Закрытие олимпиады было настоящим культурным фестивалем. Каждая страна должна была представить свою культуру. Мы решили подготовить танцевальную программу, что-то вроде кубинского хоровода – ройду. Нас было 8 человек, из них одна девочка. В этом заключалась проблема. Некоторым пришлось одеться как девушки, чтобы танцевать парами. Так мы составили четыре пары – мальчик с девочкой.

– Кубинские студенты часто танцуют этот танец на мероприятиях…

– Важно уметь танцевать этот танец. Если ты не танцуешь, ты не сможешь найти подружку, невесту.

– Вы были на олимпиаде, которая проходила в 1987 году. Чувствовалось ли время перемен?

– Помню, мы сидели вместе вечером, пили, разговаривали. Была политическая дискуссия о будущем социализма на Кубе и в Европе. А я говорил о СССР, о школе, о возможностях социализма, об отношениях СССР с другими социалистическими странами. Была с нами девочка из Чехословакии и две девушки из Польши, и они признались в том, что у них другой опыт, другие впечатления. Что СССР не так хорош, что отношения между странами не такие дружественные. Мне это было трудно воспринимать, мы этого не знали и сильно спорили, я защищал то, во что верил.

Потом мы решили, что никогда не будем спорить о политике. Договорились разговаривать о том, что нас соединяет и никогда больше не спорили об этом.

Для меня это было самым главным событием олимпиады, потому что по возвращении в Кубу я начал думать, что все не так, как я представлял. Есть проблемы и сложности. Потом я поступил в МГИМО и там узнавал, как было на самом деле, а не так, как я читал в книге. Это был для меня удар. Но я благодарен за эту возможность. Это было одним из главных впечатлений в Москве.

1803070512ф.jpg

– Возвращаясь к русскому языку: какие у вас самые любимые книги?

– Разные. С 1960 года на Кубе издавали много книг советской литературы, я много читал. Например, «Война и мир», «Капитанская дочка», «Как закалялась сталь», «Судьба человека», «Братья Карамазовы». И современную литературу читал, Михаил Булгакова, например. Очень нравится русская литература.

– Были ли в то время, когда вы начинали увлекаться русским языком, такие писатели, которые были «модными» среди молодежи?

– Солженицын. О нем говорили все. Все хотели иметь его книги, прочитать их. Девушки из Чехославкии говорили о Милане Кундере, который тоже был запрещен.

– Было такое в русском языке то, что вы не понимали? Может, слова или выражения? Поговорки? То, что казалось странным?

– Пословицы, конечно. Потому что иногда не понятен смысл. Есть пословицы, которые схожи с испанскими, – их можно понять (например: «собака, которая громко лает, не кусает»). Но есть и другие, сложные, значения которых я должен искать.

– Как вы поддерживаете уровень языка? Только разговорная речь?

– Иногда читаю, смотрю фильмы.

– В вашей семье говорят по-русски?

– Моя супруга сейчас изучает русский язык. Когда она узнала, что мы приедем в Россию, она начала заниматься с частным преподавателем. Сейчас в Институте два раза в неделю изучает язык, по средам и пятницам. Уже немного разговаривает.

– Как вы считаете, насколько кубинцам необходимо изучать русский язык? И какие у них мотивы при изучении языка?

– Я думаю, что для нас русский язык – очень важный иностранный язык, потому что у нас есть партнерские отношения в разных областях (экономика, наука). Например, в области железнодорожного и автомобильного транспорта, нефти и газа, сельского хозяйства – везде есть российская техника. Это значит, что мы должны изучать русский язык, у нас должны быть преподаватели русского языка. В девяностые годы были сложные времена, но последние 4-5 лет мы начали развивать изучение русского языка.

Например, в прошлом году мы открыли кафедру русского языка в Гаванском университете, будем преподавать русский язык в школах Гаваны. В сентябре 2019 года начинаем преподавать русский язык по телевидению. 

1803070046.jpg

–  Как на Кубе относятся к русским?

–  Очень дружественно. Молодое поколение Кубы –  это те, кто родились после распада СССР, но все они имеют родственников, которые работали или учились здесь.

Сейчас поток туристов из России увеличивается. Например, в прошлом году Кубу посетили 105 тысяч российских туристов. Это значит, что не только в Гаване, но и в других провинциях есть русские, которые общаются с кубинцами. В 2018 году поток российских туристов вырос на 25%. Это значит 135000 российских туристов.

Несмотря на то что Россия далеко от Кубы, для кубинцев и Россия, и русский язык, и история важны. Многие носят русские имена, читают русские книги, ходят на выставки, смотрят фильмы. Есть на Кубе и памятники – Неизвестному солдату, Ленину, Пушкину.

– Какие у вас впечатления от современной России, может быть, в сравнении с тем, что было в детстве?

–  Для меня самым хорошим впечатлением всегда являются детские впечатления. Они всегда другие. В детстве есть фантазия. Нет обязанностей, как у взрослых. В школе и в университете все по-другому.

Я был в Москве во времена Брежнева, Горбачева, Ельцина и Путина. Сейчас Москва – современный город, дружественный для иностранцев. Открытый город. Я вижу, что люди чувствуют безопасность. Ты можешь спросить людей об адресе, и они тебе помогут. В больших городах у людей стресс из-за темпа, они все делают быстро. Но они все-таки помогают. Здесь у меня сейчас ребенок – 2 года, он начал ходить в детсад, сразу привык. Воспитатели рады, потому что он очень хорошо общается с людьми. Это и потому, что мы чувствуем себя здесь хорошо. И ему тоже хорошо от этого.

– Есть ли у вас любимые места в Москве?

– Любимых мест много. Но самое любимое – Патриаршие пруды. Они находятся рядом со мной. Когда есть время, я беру коляску, велосипед, мы гуляем, сын играет на площадке.

– Я знаю, что в Гаване любят старинные автомобили. Как много советских или российских машин в Гаване?

– Их много. Русская техника – сильная, и для кубинцев – простая в механике. У нас была блокада США много лет, было трудно импортировать технику с Запада. На Кубе много машин марки «Лада», которые все еще работают.

– Как чинят эти машины?

– Механики передают опыт друг другу.

IMG_7947.JPG

– Господин Посол, большое спасибо за встречу! Заключительный вопрос: какое главное отличие или сходство русского человека и кубинца?

– Думаю, главное отличие в том, что мы живем в тропическом районе, вы – в северном. У нас всегда тепло, у вас – холодно. Но есть общее между нами: кубинцы и русские имеют чувство национальности. И у нас, и у русских есть традиция защищать свои страны. Наши страны всегда воевали за независимость. Нас всегда это будет соединять это чувство – то, что мы должны защищать свой народ. И русские, и кубинцы гордятся своими ценностями, историей, традициями. Поэтому кубинский народ восхищается русскими народом, и наоборот. Русские знают, что Куба – маленький остров, всего 150 км от США, но мы всегда воевали за нашу независимость.

 


Беседовали Андрей Аллаяров и Екатерина Атрашкевич 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.