Франкфурт: снова о русском языке

10–14 октября в Германии проходила Франкфуртская книжная выставка – крупнейшее событие в мире книгоиздания.

Российский стенд, организованный Институтом перевода, представил книжные новинки и переиздания классических произведений, юбилейные экспозиции о творчестве Александра Солженицына, Владимира Маяковского, Ивана Тургенева и Максима Горького, обширную просветительскую программу с участием известных писателей, литературоведов, ученых, книгоиздателей.

Институт Пушкина во Франкфурте представил проректор по науке Михаил Осадчий, который провел три мероприятия.

IMG_0978.JPG

13 октября первое выступление Михаила Андреевича вместе с писателем Дмитрием Глуховским было посвящено обсуждению «Как влияет интернет на русский язык и речевой этикет?»

С точки зрения Дмитрия Глуховского, «интернет есть сосредоточие живой культуры, молодой, неформальной, не страдающей от официоза, незамыленной, и ей нужен свой язык». Сеть стала своеобразным языковым «инкубатором»: слова, которые там образуются, вначале непонятны людям, далеким от сетевых коммуникаций; некоторые затем вовсе исчезают, но зато другие попадают в мейнстрим и становятся обиходными.

По мнению Михаила Осадчего, не существует «языка интернета» как особой  разновидности. «Язык – это абстракция, система знаков. Он не может меняться сам по себе. Язык принадлежит человеку, и мы должны спросить себя, меняется ли сегодня Человек говорящий и как на него влияют новые коммуникационные реалии. Феномен дистанционной коммуникации, то есть общения на расстоянии – сам по себе не новый, мы несколько тысяч лет общаемся на расстоянии под влиянием письменности», – напомнил профессор.

Однако до изобретения интернета дистанционная коммуникация и личная коммуникация очень четко  различались. Письма шли долго, дистанционная коммуникация  была совсем не похожа на непосредственную коммуникацию одного человека с другим.

Проректор по науке объяснил: «Проще говоря, обычная устная коммуникация не испытывала какого-либо воздействия со стороны письменной коммуникации. Устная коммуникация не заходила на территорию письменной коммуникации, это были разные стили, не мешавшие друг другу».

Сейчас электронная коммуникация происходит онлайн, временной промежуток между входящим сообщением и ответом практически исчез. Мы можем обмениваться моментальными сообщениями, как будто вступая в личную устную коммуникацию. В этой ситуации наши эмоции,  чувства начинают испытывать сильнейшее давление со стороны симулякра некоей речевой культуры, которая способна имитировать персональное взаимодействие. Но только лишь имитировать, а не заменить.

«Появляются параллельные речевые культуры, параллельные способы выражения эмоций – вспомните эмодзи – и появляется ощущение,  что в персональной коммуникации нет такой  большой необходимости. Это, я считаю, главная фундаментальная составляющая революции, которую произвел интернет в нашей культуре. А сама по себе изменчивость языка вовсе не свойство интернета», – подчеркнул проректор по науке Института Пушкина.

Далее Михаил Осадчий выступил на тему «Революция в языке: как революция 1917 года изменила русский язык?» в диалоге с писателем Игорем Волгиным.

Профессор Осадчий рассказал, что реформа орфографии планировалась еще до революции, но царское правительство не могло решиться на радикальное упрощение правил правописания. А большевики –  решились.

Параллельно с реформой активно шли естественные процессы изменения языка: уходили слова, обозначавшие старые отжившие понятия, появлялись новые, многие из которых тоже впоследствии исчезли. Остались слова, отражающие глубинные основы жизни человека и  общества: творчество, культуру, повседневный быт. 

Одним из самых серьезных последствий реформы орфографии стало исчезновение из русского языка системы обращений. «До 1917 года в России была сложная система обращений, и вместо этой сложной системы мы получили бесполые обращения «товарищ» и «гражданин». Само по себе это  было бы еще ничего: переехали в другую квартиру, меньше, хуже прежней, но все-таки в ней можно было жить. Но в девяностые годы мы лишились и этой системы. На сегодняшний день русский – единственный европейский язык, который вообще не имеет системы обращений». 

Игорь Волгин, продолжая дискуссию, отметил, что современный русский язык утратил иерархичность, стал бессистемным. Произошла «бандитизация» языка.

По мнению писателя, все ощутимее становится разрыв между классической русской литературой и современной литературой: «Школьники не понимают значения слов у Пушкина, Достоевского, Чехова».

Характеризуя современную языковую ситуацию, Игорь Волгин привел слова поэта Иосифа Бродского: «Бродский сказал поразительную мысль в своей нобелевской речи. Если сапиенс хочет остановиться в своем развитии, то литература должна пользоваться языком народа. А если человек хочет развиваться, то народ должен говорить на языке литературы».

Михаил Осадчий отметил, что сегодня границы между литературой  и нелитературой размываются: «Раньше понятия литературы и нелитературы очень четко разделялись. Однако сегодня это не так. Сейчас понятие того, что считать литературой как института культуры, если не утрачивается, но сильно меняется». При этом профессор подчеркнул, что речь идет не о научных понятиях, а о реалиях, которые есть в сознании обычных людей.

В последний день выставки, 14 октября, говорили о филологическом образовании. Гости выставки узнали, как изучать русский язык по-новому с Институтом Пушкина 

Проректор по науке рассказал об истории института: «Цель была простая – продвигать русский язык во всем мире. За это время в стенах института защитилось 800 кандидатов и докторов наук из многих стран мира».

В настоящее время институт делает ставку на развитие партнерских центров: заключает соглашения с центрами преподавания русского языка в зарубежных школах и университетах, которые подтвердили свой высокий уровень и проявили готовность к сотрудничеству.

«Мы сегодня развиваем и проекты, направленные на повышение мотивации к изучению русского языка среди молодежи, – рассказал профессор Осадчий. – Среди них и традиционные форматы, такие как Международная олимпиада по русскому языку для зарубежных школьников, и новые.

Молодые ребята, студенты и школьники участвуют в программе «Послы русского языка в мире» – выезжают за рубеж и рассказывают, как это замечательно учить русский язык.

На протяжении двух лет мы развиваем смены по русскому языку в детских лагерях «Артек», «Орленок» и «Океан». Ребята из разных стран мира собираются в лагерях и на протяжении целого месяца погружаются в мир русского языка, развлечений и новых знакомств».

Михаил Андреевич рассказал о возможностях системы тестирования Института Пушкина, которая разработана на основе программы Европейского союза по поддержке многоязычия и полностью соответствует всем европейским требованиям к тестам.

«Время не стоит на месте, и мы живем в эпоху интернета», – Михаил Осадчий представил посетителям Франкфуртской выставки портал «Образование на русском», на котором можно обучаться чтению, говорению и письму.

В завершение Михаил Андреевич вступил с диалог с посетителями. Спросил, есть ли среди слушателей билингвы: «Вы не представляете, насколько вам повезло. Вы выучили два языка по праву рождения». Обратился с вопросом: «Замечаете ли вы, что иногда языки путаются в вашем сознании? Бывает ли что какие-то темы проще обсуждать на одном языке, а другие – на другом?»

Одна из слушательниц подтвердила, что с ней такое происходит. «Иногда я хочу сказать какое-то слово и автоматически говорю по-немецки, мешая языки», - заметила девушка.

Очень часто у детей-билингвов случается разделение на темы, прокомментировал Михаил Осадчий. Это связано с тем, как усваивается каждый из языков. «Наука давно заметила, что если дома разговаривают сразу на двух языках, то все темы, вся лексика усваиваются сразу двумя языками. А если дома говорят на одном языке, а в школе и детском саду – на другом, то возникает тематический перекос».

Посетители – дети с родителями, учителя, студенты – поблагодарили докладчика бурными аплодисментами.

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.