«Растерянное» поколение в современной литературе

13 сентября в Центральной молодежной библиотеке имени М.А. Светлова состоялось открытие нового просветительского проекта «БУКВАльно» – совместной инициативы библиотеки и Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина.

Первую лекцию –  «Растерянное» поколение: о молодом герое современной литературы у нас и за рубежом» провела профессор кафедры мировой литературы Института Пушкина Галина Якушева.

«Двадцатый век с точки зрения культуры – как минимум литературы, во многом определен молодым поколением, его поведением, его системой ценностей, приоритетами и так далее», – начала свое выступление Галина Викторовна. Профессор Якушева нарисовала перед слушателями яркую картину событий минувшего века и молодых героев, появление которых диктовала сама жизнь, сам ход истории.

 

«Потерянное поколение»

Начинает этот ряд «потерянное поколение» – те, кто воевал в Первой мировой войне и остался жить с горьким чувством утраты не только своих товарищей, молодых лет и здоровья, но и веры в систему ценностей и в благой путь современной западной цивилизации.

«Всякая война одевается в благородные идеологические одежды. Первую мировую войну трактовали  как последний бой: кому оставаться, а кому уходить с исторической сцены», – говорит профессор Якушева. Немцев, французов и англичан буквально «стравливали», причем делали это как школьные учителя (одного из них герои Ремарка надеялись встретить и проучить после войны), так и деятели культуры. Даже Томас Манн, будущий лауреат Нобелевской премии по литературе, гуманист и пацифист, написал в те годы «Размышления аполитичного», где растолковал войну 1914 года как столкновение двух типов мировоззрения: культуры и цивилизации. Художественной, романтической культуре Германии он противопоставлял рационалистическую, упрощенную, по его мнению, англосаксонскую цивилизацию.

Боль молодых людей, прошедших войну, отразилась в многочисленных произведениях, среди них самые известные – это романы Эрнеста Хемингуэя: «Фиеста» («И восходит солнце»), «Прощай, оружие!» и Эриха Мария Ремарка – «На Западном фронте без перемен», «Три товарища».

220px-Ernest_Hemingway_in_Milan_1918_retouched_3.jpg

Эрнест Хемингуэй. 1918 год

Хэмингуэй воевал на стороне англичан, Ремарк был немцем. «Они были по разные стороны баррикады, но и тот и другой убедились в двух вещах: первое – что они никому не нужны и  брошены погибать в своих окопах, им не доставляли ни орудий, ни пищи; и второе – они вдруг поняли, что никакой вражды не испытывают друг к другу», – подчеркивает Галина Викторовна.

ремарк.jpg

Эрих Мария Ремарк на фронте

В этих книгах четко показано, что судьба простого солдата никому не интересна, что на самом деле у воюющих сторон не было никакой идеологии,  – только борьба правительств за право сильного на мировой арене. Это же право сильного проложило дорогу Гитлеру: согласно Версальскому договору, Германия, потерпевшая поражение, выплачивала огромные репарации победителям – прежде всего Франции. Голод, нищета, лишения, которые были вынуждены переносить немцы, стали благоприятной почвой для идеи реванша германской нации и зарождения фашизма.

Понятие «потерянное поколение» вошло в мировую литературу благодаря американской писательнице и меценату Гертруде Стайн. Завсегдатаями ее салона в Париже были молодые художники и писатели, среди которых Хемингуэй и Пикассо. А на горизонте уже маячили отблески нового пожара – Второй мировой войны, принесшей миру и огромные страдания, и примеры доблести и самоотверженности миллионов людей.


Героическое поколение

В середине века литература заговорила о «героическом поколении», воевавшем во Второй мировой войне, словом и делом противостоявшем абсолютному злу. На Западе среди многих это были Антуан Сент-Экзюпери, Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Луи Арагон, в России – мощная когорта писателей: Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Твардовский, Василий Гроссман, Виктор Астафьев, Григорий Бакланов, полузабый поэт Иосиф Уткин… список бесконечен, если вспоминать даже лучшие из лучших произведения.

Одна из главных тем литературы того времени – проблема нравственного выбора перед лицом смертельной опасности. Она нашла отражение в творчестве французского писателя и философа Жана-Поля Сартра, активного участника движения Сопротивления. Будучи убежденным экзистенциалистом, Сартр рассуждал: «Не думай о том, что выйдет из твоего хорошего поступка. Может быть, ты поступишь хорошо, а получится еще хуже, поскольку мир абсурден. Но ты ответственен перед самим собой».

сартр.jpg

Жан-Поль Сартр

В своих произведениях Жан-Поль Сартр рассматривает сущность свободы и невозможность предугадать последствия свободной воли человека. В его новелле «Стена» рассказывается об одном из эпизодов гражданской войны в Испании. Героя по имени Пабло схватили франкисты и стали допытываться, где находится командир. Желая спасти его, Пабло называет наугад ложное место – на кладбище, в сторожке, думая, что на самом деле командир прячется у своего брата. Пабло не мог знать, что командир поссорился со своим братом и действительно спрятался в сторожке на кладбище, где его обнаружили и расстреляли. А Пабло остается жить…


Послевоенное поколение

В пятидесятых годах прошлого века на Западе появились новые молодежные течения.

В Америке это – beat generation («разбитое поколение», «битники»), бунт, реакция на американские атомные бомбардировки, которые воспринимались как апогей опасности западной цивилизации. Король битников – Джек Керуак своими романами «Биг-Сюр», «Бродяги дхармы» проповедовал идеи бегства от мира, скитания, асоциальной жизни: секс, наркотики, дзен-буддизм. Галина Якушева напомнила слушателям еще об одном романе Джека Керуака: «Доктор Закс. Фауст. Часть третья», который не был переведен на русский язык. «В нем рассказывается о физике, который хотел перевернуть весь мир своей наукой. Но бросил свою лабораторию, чтобы просто наслаждаться жизнью, отрешиться от всех проблем».

керуак.jpg

Джек Керуак

После атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки 1945 года тема ответственности науки и ученых перед человечеством вообще вышла на первый план.

Так, священник Пьер Тейяр де Шарден обратился к 1800 «Фаустам» наших дней – так он назвал физиков – с просьбой отказаться от исследований, которые могут пойти не во благо человечества, привести к огромным жертвам среди невинных людей.

А швейцарский драматург Фридрих Дюрренматт пишет пьесу «Физики» об ученых, которые пытаются спрятаться от всевидящего ока спецслужб в сумасшедшем доме, и о тщетности этих попыток.

Фридрих-Дюрренматт.jpg

Фридрих Дюрренматт

В Англии в эти же годы появилось поколение angry young men («рассерженные молодые люди»). Это представители среднего класса, которые  протестовали против социальной несправедливости, лицемерия аристократии. Ярким примером литературы этого поколения является пьеса Джорджа Осборна «Оглянись во гневе».

«Растерянное поколение»

Подробный обзор литературных героев ХХ века, который сделала Галина Викторовна, касался в первую очередь зарубежной литературы. Во второй части лекции профессор Якушева расширила тематику своего выступления: «И, наконец, поколение конца двадцатого – начала двадцать первого века, которое я сама назвала «растерянным». Думаю, это относится не только к нашей стране, но и к другим странам – примеры у меня есть».

И все же основной акцент Галина Викторовна сделала на типы героев российской литературы. «Конец девяностых годов, горячее время перестройки определило ряд болевых точек общества, и все они отразились в нашей литературе».

Одним из ярких произведений того времени, по мнению профессора Якушевой, представляется повесть Вячеслава Пьецуха «Новая московская философия», построенная на аналогиях с романом «Преступление и наказание». В коммунальной квартире жители третируют старушку, живущую в самой большой комнате. Когда старушка исчезает, соседи, в надежде, что она умерла, начинают делить принадлежащую ей жилплощадь. В отличие от Раскольникова, никто не испытывает даже намека на раскаяние или хотя бы сожаление о неблаговидных поступках по отношению к старой женщине. Бездуховность и аморальность – «новая философия нового времени». 

71e2e5e49940eccde4a3a3d9e18fdeab.jpg

Вячеслав Пьецух

Крупнейшим писателем, отразившим в своем творчестве всю боль утраты идеалов, всю непомерную тяжесть бытия, легшую на плечи молодых граждан России, которым выпало жить на переломе эпох, является недавно ушедший Владимир Маканин. По мнению Галины Викторовны, в его произведениях сочетаются традиции новаторства и русской классической литературы, психологизм, напоминающий Достоевского, без его  патологической болезненности, но в то же время позволяющий заглянуть в глубинные уголки души.

маканин.jpg

Владимир Маканин

Повесть «Стол, покрытый сукном с графином посередине» о некоем судилище – аналоге партийного собрания, где разбирались «персональные дела» провинившихся можно рассматривать как объяснение и первооснову того состояния, в котором находится современное российское общество. Это конформизм, равнодушие, социальная апатия, неверие ни в свои силы, ни в возможность положительных изменений вокруг себя.

Лауреат премии «Большая книга» за 2008 год «Асан» – «Роман о чеченской  войне, настолько сильный, что стал одним из моих самых сильных читательских впечатлений в жизни», – рассказывает Галина Викторовна. Главный герой романа – молодой русский парень, офицер-контрактник, судьба которого могла бы сложиться совсем иначе, если бы не война.    

Еще один представитель «растерянного поколения», которому нет места в новой рыночной реальности – герой романа Захара Прилепина «Санькя». Закрылся градообразующий завод, другой работы в провинции нет, и молодые парни становятся радикалами, национал-большевиками, в знак протеста решают устроить взрыв, то есть стать террористами. У этих мятущихся, лишенных жизненных перспектив ребят время отняло идеалы, понятия о правде и справедливости. И только старый дедушка, выведенный в романе как хранитель традиций, олицетворяющий глубинную связь с родиной, с предками, остается их нравственным камертоном.

Подводя итоги лекции, Галина Викторовна обозначила несколько тенденций в изображении героя современной российской литературы.

Самая настораживающая и негативная – это сильнейшая криминализация литературной тематики. «Я – вор», «Воровской закон», «Убойный отдел» – все это названия серий, издаваемых не какими-то маргинальными издательствами, а крупнейшими игроками: «Ома пресс», «Эксмо пресс» и другими», – с горечью отметила профессор Якушева.

Ну а если вернуться к положительным примерам – что говорит наша литература о  поисках «делать жизнь с кого?»

Одна из главных тенденций – уход в прошлое. Так, в «Лавре» Евгения Водолазкина отчетливо звучит тема христианизации, воцерковления, это «своеобразное неотолстовство», по словам Галины Якушевой. «Письмовник» Михаила Шишкина – попытка, правда несколько манерная, искусственная, стилизованная, найти в прошлом то, чего не хватает в нашей современности: верность, человеческое тепло, любовь не только до гроба, но и после гроба.  

Примерно в этом же русле можно отметить и обращение многих произведений к доброте и величию души женщины – такова, например, жена научного руководителя главного героя книги Марины Степновой «Женщины Лазаря». Галина Викторовна подчеркивает: «Своей самоотдачей она может возместить тот недостаток взаимопонимания, доброты и смысла жизни которые наблюдаются в реальном нашем бытии».

На этой же волне поиска идеалов в прошлом появляются книги в очень модном сейчас жанре художественной биографии. «Пастернак», «Тринадцатый апостол. Маяковский» Дмитрия Быкова, «Катаев. Погоня за вечной весной» Сергея Шаргунова – таких примеров много. Несколько идеализированные, заточенные под потребности нашего времени, они должны восполнить ту смыслоутрату, которую мы наблюдаем сегодня», – объясняет лектор.

Кстати, описание современных молодых людей как «растерянных», не имеющих твердых принципов и осмысленной программы жизни, по мнению Галины Викторовны, характерно и для российской, и для зарубежной литературы.  

Среди общемировых тенденций можно назвать также следующие: сочетание научной, философской тематики и детективной интриги («Имя розы» Умберто Эко, «Код да Винчи» Дэна Брауна); разнообразное фэнтези – специфическая форма бегства от действительности; взгляд на Восток как на источник силы и твердости (в России это писательницы Гузель Яхина, Алиса Ганиева, Наринэ Абгарян; на Западе – большое количество произведений, таких, как, например «Свидетели невесты» Дидье Ван Ковелера).

Заканчивая лекцию под аплодисменты слушателей, Галина Викторовна выразила надежду, что и в России, и за рубежом, еще напишут книги о молодых героях, у которых будут настоящая любовь и надежда.


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.