«Поэзия вошла в крепость». К 100-летию имажинизма

Ровно 100 лет назад, в 1918 году в Москве был основан Орден имажинистов. Это событие стало началом формирования в России литературного течения «имажинизм». Создатели Ордена – известные поэты того времени Вадим Шершеневич, Сергей Есенин и Анатолий Мариенгоф.  
100-летию имажинизма был посвящён семинар в Институте Пушкина, который организовала профессор кафедры мировой литературы Татьяна Савченко. «Для Есенина имажинизм – синоним образного языка, он всех, кто владел этим искусством, считал имажинистами, в том числе безымянного автора “Слова о полку Игореве”. Для Сергея Есенина была очень важна эстетическая сторона крестьянской жизни, он всегда был имажинистом. “Вечер, свесившись над речкою, полощет водою белой пальцы синих ног” – имажинизм чистой воды», – объясняет профессор.

483426718.jpg
Сидят: Вадим Шершеневич и Сергей Есенин; 
стоят: Фанни Шерешевская (знакомая Есенина), Анатолий Мариенгоф, Иван Грузинов, 1919 год

«Поэзия без образа безобразна», – это слова поэта Вадима Шершеневича. Татьяна Константиновна согласна с ним: «Действительно, образ – это нерв поэзии, ее движущая сила, остроумный поэт Шершеневич очень точно это сформулировал. Частным случаем образа является метафора, ее широко использовали в античные времена: и Аристофан, и Еврипид, и Аристотель, придумавший этот термин».

DSC_4802.JPG

DSC_4811.JPG

30 января 1919 года в воронежском журнале «Сирена» была опубликована «Декларация» имажинистов, после чего поэты начинают активно выступать на самых разных творческих площадках Москвы. «Засучив рукава и приготовив немало острот и стихов, мы завоевывали славу себе и имажинизму», – позже вспоминал об этих событиях Вадим Шершеневич в своей книге «Великолепный очевидец».   
Весной 1919 года в «костяк» имажинистов вошёл поэт Александр Кусиков. Вместе с другими участниками был придуман «межпланетный марш»: когда объявляли их выступление, имажинисты выходили на сцену и, кружась вокруг своей оси, декламировали:
«Вы, что трубами слав не воспеты,
Чье имя не кружит толп бурун,—
Смотрите —
Четыре великих поэта
Играют в тарелки лун».
Основные теоретические произведения имажинистов – это «Буян-остров» Мариенгофа, «Ключи Марии» Есенина и «2х2=5» Шершеневича. «В литературе, но прежде всего в поэзии, 2х2 не четыре, а сколько угодно. Потому что существует бесконечное множество интерпретаций художественного текста», – подчеркивает лектор.

d89a8cb857e91790ea0fc15de4f3bd5c.jpg
Кафе «Стойло Пегаса»

Местом встреч и литературных вечеров имажинистов было кафе «Стойло Пегаса», находившееся на Тверской улице в Москве. «Атмосферу «Стойла Пегаса», конечно, создавали его посетители. Вся литературная и художественная Москва пребывала здесь», – отмечает Татьяна Савченко. Оформлял кафе художник-имажинист Георгий Якулов. На вывеске для привлечения публики был нарисован гигантский мифологический конь, на стенах кафе контурами были изображены портреты соратников-имажинистов с цитатами из их произведений.  
Прекрасно описывает атмосферу «Стойла» Анатолий Мариенгоф:
«Вадим, Сергей
И легкие приятельницы возле
……
Опять вино
И нескончаемая лента
Немеркнущих стихов.
Есенин с навыком степного пастуха
Пасет столетья звонкой хворостиной.
Чуть опаляя кровь и мозг
Жонглирует словами Шершеневич
И чудится, что меркнут канделябровые свечи
Когда взвивается ракетой парадокс».

«Произведения Шершеневича и Есенина объединяет ярчайшая образная система. Задушевность, обнаженная искренность и лиризм… Шершеневич, конечно, холодноват, лирического мироощущения ему немножко не хватает. Но они дополняют друг друга. Если сравнивать, то у Есенина – «любезный читатель, дорогой читатель» – это пушкинская традиция в нашей литературе. У Шуршеневича – «бедный поэт! грязную душу выголили задрав на панели шуршащие юбки стихов» – здесь мы видим категорию души и сердца», – рассказывает профессор Савченко.

DSC_4821.JPG

Почему имажинисты, будучи поэтами, решили попробовать себя в творчестве, близкому к театру? На этот вопрос ответила старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН Алла Николаева, специалист в области имажинистской драматургии, принимавшая участие в семинаре. По мнению Аллы Александровны, это связано с реформами и обновлением театра в начале XX века. Появилась новая драма, не классическая и не реалистическая, а лирическая, которую создавали по преимуществу поэты. Имажинисты продолжили это направление.
Пьесы имажинистов написаны в стихах, либо они написаны в прозе и туда вставлены стихотворения. В пьесах часто использовался приём «театр в театре». «Имажинисты в своих пьесах и остаются «поэтами-имажинистами», и в то же время продолжают традиции лирического театра, новой драмы начала XX века», – подчеркнула Алла Николаева.
«Были попытки постановки пьес имажинистов, однако публика во время этих представлений скучала и к концу премьеры в зале оставались только самые преданные поклонники. Критики по этому поводу писали: «скорее всего произведения написаны не для сцены, а для чтения». Поэтому Алла Александровна посоветовала участникам семинара почитать пьесы имажинистов: «посмотреть их, к сожалению, не удастся, за исключением произведения Сергея Есенина «Пугачев».

DSC_4846.JPG

«Пока не удастся, – уточнила профессор Савченко. – А что будет завтра, мы с вами не знаем».
Имажинизм – одно из самых непродолжительных течений в русской литературе. Всего через несколько лет после появления имажинистов среди них возникают творческие разногласия. Это приводит к тому, что движение распадается на два крыла с противоположными взглядами на задачи поэзии и её содержательную сторону. В 1924 году Сергей Есенин заявляет о роспуске Ордена имажинистов. Большинство соратников, в том числе Шершеневич, Мариенгоф и Кусиков его не поддержали, но без Есенина движение имажинистов постепенно угасает и к 1927 году перестаёт существовать.
Татьяна Савченко отмечает, что некоторые исследователи считают имажинизм лишь вариантом футуристической поэзии, не имеющим самостоятельного значения. Но профессор не может с этим согласиться.
«На мой взгляд, имажинизм – одно из самых интересных направлений в искусстве. Он обострил у поэтов чувство образа, он сделал их творчество совсем другим. Поэтому наш семинар я хотела бы закончить словами Вадима Шершеневича:
Имажинизм поступил, как древние воины, которые, подходя ко рву вражеской крепости, закалывали себя и своими телами созидали мост через ров. По этому мосту поэзия вошла в крепость. Многие из вошедших даже не захотели посмотреть себе под ноги”». 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.