Круглый стол в «Вечерней Москве»

Совсем скоро весь мир будет отмечать 100-летие со дня рождения Александра Исаевича Солженицына. К юбилею писателя «Вечерняя Москва» организовала круглый стол, где эксперты обсуждали, какую роль играет личность и творчество Александра Солженицына в литературной и общественной жизни сегодняшней России.

IVD_2980.JPG

На круглый стол была приглашена доцент кафедры мировой литературы Института Пушкина Евгения Кравченкова

Евгения Алексеевна поделилась опытом работы со своими студентами. Сегодня одним из определяющих факторов интереса молодежной аудитории и является сжатость смысла. Среди филологов-четверокурсников «на ура» идет ранняя проза Солженицына: «Матренин двор», «Один день Ивана Денисовича», «Крохотки» – цикл прозаических миниатюр, похожих на записи в современных блогах.

Тексты большого объема скорее настораживают: «Как только говорим про «Красное колесо», пугает сам объем текста и сама постановка вопроса, связанная с революцией – у нас до сих пор бытуют разные мнения о том, что случилось в 1917 году в России». «Крохотки» хороши тем, что это философская проза без политического подтекста. «Не надо различать Солженицына художника и Солженицына политика, можно работать просто с философским смыслом произведения», – объясняет преподаватель.

При этом большинство молодых читателей не видят разницы между виртуальной реальностью, «стрелялками» и действительностью –​ событиями, которые происходили на самом деле. Для них «Один день Ивана Денисовича» – это просто художественный текст.

2397383.jpg

Однако те немногие студенты, которые «хотя бы открывают «Архипелаг Гулаг», ценят именно документальный характер произведения, им нравится, что это жанр нон-фикшн, который интересен современной молодежи: «Дайте нам просто факты – мы попробуем сами разобраться».

Кроме Евгении Кравченковой, в Круглом столе участвовали:

Алексей Савельев – главный редактор журнала «История – Первое сентября»

«Солженицын противоречив и сложен потому, что у нас не устоялись взгляды на наше собственное прошлое. Это касается не только двадцатого века, но и семнадцатого, и девятнадцатого, но больше всего, конечно, двадцатого. У нас прошлое разогретое, притронешься – обожжешься».

По мнению Алексея Савельева, в оценке личности Солженицына преобладают идеологические моменты, но на самом деле его знают мало и до сути не добирается никто. Совершенно не освещена тема Солженицына как историка. Между тем Александр Исаевич – серьезный исследователь, он изучил огромное количество материалов, документов, мемуаров, работал в американских архивах, где хранятся русские источники. «На мой взгляд, Солженицын создал синтетический жанр, где соединил фактологию, прозу и философию. Он очень глубокий историософ».

Николай Ледовских – солженицыновед, хранитель архива первой жены Солженицына Натальи Алексеевны Решетовской 

«Солженицын ничье гражданство не принял и все время верил, что обязательно возвратится в Россию. Когда возвратился – здесь наконец-то многопартийность, и столько партий стали приглашать его к себе чуть ли не в лидеры! Ни в одну из партий он не вступил, и когда ему задали вопрос: «Почему вы ничью сторону не возьмете», он ответил: «Партии разъединяют общество, а я приехал объединить Россию».

Юрий Козлов – писатель, главный редактор «Роман-газеты»

«Солженицын был неудобен для любой власти. Когда в девяностые годы ему дали программу на телевидении, она недолго просуществовала. Солженицын был честен в своих взглядах и своем отношении к жизни, и то, что он начал говорить, уже перестало нравиться».

«Когда он со страстью и серьезностью ветхозаветного пророка с бородой возникал на телеэкране, он действительно говорил очень важные вещи».

«Главная его идея – идея о русском народе и о его невозможности организовать самоуправление, то есть он опирался на земство и считал, что это главное. Когда люди на местах начнут принимать решения, это поможет состояться стране».

Полностью обсуждение можно посмотреть на сайте «Вечерней Москвы».