• 17.08.2018 12:39:00

«Когда я попал на Красную площадь, то сел и стал плакать»

Полька Иоанна Мампе и иракец Фадель Марзук познакомились во время учебы в Институте Пушкина, влюбились друг в друга и поженились. Теперь  супруги живут и работают преподавателями русского языка в Польше. Иоанна и Фадель не потеряли связь с родным институтом. В июле нынешнего года они повышали свою квалификацию в Летней школе Института Пушкина и поделились своими впечатлениями и воспоминаниями.

DSC_2978.jpg

Спасибо учителю истории

Рассказывает Иоанна Мампе:


Институт Пушкина – часть нашей жизни, не только профессиональной, но и личной. Наши воспоминания, наши друзья – Институт объединил нас. Здесь отличные преподаватели, наши настоящие друзья.

– С самого начала я никогда не думала о русском языке. Но в средней школе у меня был очень хороший учитель истории. Он сделал так, что я полюбила русский язык и вообще Россию. А потом поступила в Университет Гданьска на «Русскую филологию». Начала изучать язык с нуля, даже алфавита не знала. На третьем курсе получила стипендию Министерства образования Польши и приехала в Институт Пушкина на стажировку. Здесь мы и познакомились с Фаделем. Потом я вернулась в Польшу, но мечтала после окончания учебы работать в Москве.

И моя мечта осуществилась. Я  вновь оказалась в Москве, стала работать переводчиком в польской строительной фирме. Мы строили здания французских компаний «Ашан», «Леруа Мерлен» в России. Заодно я поступила в аспирантуру Института Пушкина. Мы снова начали дружить с Фаделем, он тоже тогда учился в аспирантуре в институте.  

Мне назначили научным руководителем Виталия Григорьевича Костомарова. Фадель все говорил: «Как тебе повезло!» А я не сразу поняла, что мне повезло.

cd568443-518a-4654-9770-3f8e86f81b7a.JPG

Виталий Григорьевич – это не только ученый, а прежде всего человек. Когда я впервые к нему пришла, смущенная, испуганная, он достал какие-то конфетки, предложил чай. Очень профессионально всегда все проверял.  Замечательный человек. Он часто приезжает на конференции в Польшу, выступает на английском, на русском… Мы восхищаемся его знаниями и отношением к людям.

Я защитилась в рекордные сроки – за 18 месяцев. Это был очень трудный период для меня, потому что я одновременно работала.  В своей кандидатской диссертации я исследовала тему «Размытые понятия в диалоге культур».

Уже 14 лет я преподаю в университете Гданьска русский язык, методику, социолингвистику, прагматику коммуникаций. Обычно на первый курс мы принимаем до 60 человек на русскую филологию. Кроме того, есть направление «россиеведение» и вот уже несколько  лет открыто «востоковедение», где изучают китайский и русский языки.

Институт Пушкина – часть нашей жизни, не только профессиональной, но и личной. Наши воспоминания, наши друзья – Институт объединил нас. Здесь отличные преподаватели, наши настоящие друзья.

Мы были в институте на стажировке в 2014 году, и вот приехали снова. Прежде всего хочу отметить очень высокий уровень Летней школы, новые технологии, желание преподавателей рассказывать то, что нам интересно. Все занятия были очень интересные. У нас была возможность посещать занятия русских преподавателей со студентами – сидеть, смотреть, обсуждать, что понравилось или не понравилось. У меня немаленький стаж, но постоянно появляются новые для меня приемы, которые я могу применять. Опытный преподаватель Летней школы Екатерина Рублева давала нам полезные советы, делилась новыми практиками. Мы слушали лекции по современной литературе: все были в восторге от Елены Капитоновны Петривней, которая передала нам свое увлечение. Время пролетало незаметно, мы не могли дождаться следующих занятий. Всем было интересно найти книги, которые она посоветовала нам прочитать. Даже человек, который не интересуется поэзией и литературой, может влюбиться во все эти произведения – так умеет она заразить своим интересом.

Мы – зарубежные преподаватели русского языка – должны знать, что меняется в языке, что происходит в России. Нас объединяет не политика, а русский язык.

Сегодня преподавателю надо меняться. Раньше студенты радовались, когда мы давали новый материал, и все учили, интересовались, хотели что-то узнать, а сейчас больше задействована прагматика. Преподаватель должен сделать все, чтобы увлечь студента. А они жалуются: «Ой, это трудно, а зачем мы учим эти слова». Некоторые говорят, что они не увлекаются литературой, то есть хотели бы прагматично изучать только русский язык. Но преподаватель не дает ненужную лексику. Если мы учим филологов, то они должны знать культурную лексику: балет, театр, искусство. Русский язык – это еще и литература, культурные традиции.

Новые технологии влияют на поведение студентов. Раньше студенты приходили на занятия без телефонов, а сейчас, чтобы их увлечь, надо использовать в преподавании мобильные технологи.

Надо менять свой подход, уметь работать с компьютером, постоянно учиться. Вот сейчас мы с Фаделем учимся делать разные ролики. Делаем страноведческий проект – серию роликов о Москве.

Россия, Москва, русский язык стали частью моей жизни.  Москва стала совсем другой. Это европейский город.

И это не только бесплатный вай-фай в метро, всюду работают мобильные приложения. Не говорю, что все это связано с чемпионатом – велосипеды на прокат, например, появились раньше. Город растет, и растут возможности использовать электронные инструменты, в том числе в преподавании.

В Москве мы можем поговорить с носителями языка, чтобы совершенствовать свой русский язык. Но молодые люди на улице, я заметила,  часто говорят «щас», «здрасти» вместо литературной формы.

 

Приключения иракца в России

Рассказывает Фадель Марзук:

– Я учился в Багдаде на факультете иностранных языков, окончил учебу с красным дипломом. Между Багдадским университетом и Институтом Пушкина было соглашение о сотрудничестве, согласно которому каждый год три человека приезжали на стажировку в Россию. По первому образованию я экономист, потом у нас открыли вечернее отделение, и я окончил специальность «Филология и русский язык».

В Институте Пушкина у меня было много любимых преподавателей-методистов. Это Анатолий Щукин, Владимир Аннушкин, Виталий Костомаров, Зинаида Ивлева, Наталия Бурвикова.

Я защитил диссертацию на тему «Способы вербализации понятия «возраст» в русском языке». Все иностранные студенты выбирают сопоставительные темы, а я хотел, чтобы это была тема, связанная только с русским языком.

Не забуду первое впечатление о России! Когда я  попал на Красную площадь, то сел и стал плакать. Четыре года, пока учился в Багдаде, думал, читал о ней, и когда увидел ее собственными глазами, для меня это были счастливые мгновения. 

Сегодня Москва очень сильно изменилась к лучшему, я бы сказал грандиозно. Соответствует Европе. И сами русские тоже изменились. Раньше, когда мы хотели что-то спросить на улице, молодые люди торопились, не отвечали. А сейчас они улыбаются, стараются помочь, даже предлагают сопроводить или показать, найти на телефоне в приложении. Раньше так не было.

В 2000-е годы, когда мы ездили на метро, все люди читали книги, казалось, будто ты в библиотеке. А сейчас все сидят в планшетах или телефонах.

Та языковая норма, которой нас учили, размывается. К примеру, кто-то считает кофе среднего рода, но для нас это непривычно. «Чо?», «ваще», «мда» – заметил, что москвичи так говорят.

Из последних прочитанных книг на русском очень интересной мне показалась «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Заглавие в книге – отсылка к истории из Корана про Юсуфа, который был рабом, а стал заместителем короля. Если коротко пересказывать, то Зулейха, жена короля Египта, влюбилась в Юсуфа. Но он не мог предать своего господина. А потом Зулейха постарела, ослепла, но не переставала любить Юсуфа. Как пророк, посланник божий, он исцелил Зулейху и вернул ей молодость и зрение. И Зулейха открыла глаза».


Жизнь в России: страх снега, любовь к снегу

Фадель Марзук делится своими наблюдениями  о жизни иностранцев в России.


– Что с тобой Фадель, ты болеешь?
 – Нет, не болею. Но боюсь выходить. Там снег, я не выхожу, чтобы не упасть и не сломать ногу.

«Я сидел в очереди в парикмахерской и стал свидетелем такой сцены. Входит мужчина и спрашивает, кто последний. Показали на какого-то арабского студента, который совершенно не знал русского языка. Его  спрашивают: «Вы последний?» И все показывают на него: «Да-да, он последний». А на Востоке нет такого понятия – «кто последний». Парень не понял, почему на него все указывают, испугался и убежал».

«Как известно, мусульмане не могут есть свинину. Поэтому с самого начала мы изучали слово «курица», постоянно его повторяли, зубрили. Как-то моему знакомому понравилась одна девушка, он подошел к ней и спрашивает: «Можно с вами познаКУРИЦА?»

«Мы стояли в очереди в аэропорту. Перед нами был студент из Африки, и его попросили открыть чемодан. Он его раскрыл, а там лужа воды. Служба безопасности стала выяснять, в чем дело.  Оказалось, парень хотел забрать с собой в Африку снег в чемодане».

«Когда я еще учился в Багдаде, выпускники Института Пушкина рассказывали нам о Москве. Я спросил о самых больших трудностях, с которыми они сталкивались в России. Они ответили: «Конечно, снег, потому что в Ираке не бывает снега. Можно упасть, сломать ногу». Мне это так запало в голову, что я стал ужасно бояться. Приехал в Москву в октябре, когда снега еще не было, он выпал в середине ноября. Первые три дня я не выходил на улицу. Напротив меня жили русские студентки. Сначала я стеснялся,  но потом был вынужден попросить купить мне продукты. В первый день они купили, во второй купили. На третий день спрашивают:

– Что с тобой Фадель, ты болеешь?

– Нет, не болею. Но боюсь выходить. Там снег, я не выхожу, чтобы не упасть и не сломать ногу.

Они долго смеялись, потом взяли меня за руку и потащили на улицу. Так я впервые увидел заснеженный город».

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.