Победить в олимпиаде – преподавать русский язык в школе ООН

Сегодня в рубрике «Выпускник филфака» мы представляем преподавателя русского языка Тамару Останину. Тамара родилась и выросла в Казахстане, а в Институт Пушкина поступила как победитель Международной олимпиады по русскому языку для зарубежных школьников. После окончания института Тамара Останина успела поработать в Сингапуре, а сейчас преподает в международной школе ООН в Нью-Йорке.

 – Тамара, как у вас зародился интерес к филологии? Чем еще интересуетесь?

– Родители по образованию геологи, к филологии никакого отношения не имеют, но дома всегда была большая библиотека, и мы с сестрой запоем читали все, что попадалось под руку. Родители нас в этом никак не ограничивали, большое им за это спасибо. Думаю, если не вырывать у детей книги, которые им «не по возрасту», «непонятны»,  «вредны», то читающих, пишущих и, главное, думающих  людей станет гораздо больше.

Помимо литературы, люблю театр, живопись, йогу. Не представляю своей жизни без путешествий, знакомства с разными людьми и  культурами. 

– Какие возможности, на ваш взгляд, дает филологическое образование?

– Интересный вопрос и очень сложный.  Пожалуй, возможность реализоваться в областях, как-то связанных с использованием языка – редактурой, журналистикой, переводом, преподаванием. А уж умение читать между строк пригодится в жизни абсолютно всем. 

– Какие у вас были любимые предметы в институте?

–Курс литературы Возрождения Елены Капитоновны Петривней и курс русской литературы Серебряного века Татьяны Константиновны Савченко. Вообще в бакалавриате литературоведение мне было гораздо больше по душе, чем лингвистика и методика.

 – Чем вы стали заниматься, окончив институт?

– Поступила в аспирантуру – полагаю, я до сих пор числюсь там в числе людей, пропавших без  вести в академическом отпуске. Дорогой отдел аспирантуры, если вы читаете это, простите меня! Уверена, однажды я обязательно снова постучусь  в вашу дверь.  
А пропала я потому, что в 2014 году переехала в Сингапур работать в местном центре русского языка. Смело могу сказать, что три года, проведенные в этой стране, сформировали меня как преподавателя и сильно изменили как человека.

– Сейчас вы живете в Нью-Йорке. Вы преподаете там русский язык? 

– После трех лет в Сингапуре я поняла, что достигла потолка: возможности развивать международную школьную программу, реализовывать культурные и образовательные проекты в этом маленьком островном государстве ограничены числом людей, хотя бы потенциально в русском языке заинтересованных. Захотелось попробовать что-то более масштабное, и я переехала в Америку (это, конечно, только на словах так все просто, а в жизни было гораздо более нервно и увлекательно).

В Нью-Йорке я работаю в UNIS, международной школе ООН. Здесь, помимо английского, преподают семь языков: испанский, французский,  арабский, китайский,  японский, итальянский и русский. На данный момент я единственный преподаватель русского в UNIS,  в будущем,  надеюсь, ситуация изменится. 

ostanina1.jpg

В штаб-квартире ООН

– В каких классах вы преподаете? Что думаете о современных детях? 

– Сразу подчеркну, что я преподаю в школе, где большая часть учащихся – дети дипломатов и работников международных организаций, и я говорю только о них. 

Если представить себе средний портрет моего ученика, то ему 14 лет. Назовем его Джон. Джон жил в нескольких странах мира, много путешествовал с родителями, с рождения говорит на 2-3 языках. Его воспитывают в духе мультикультурности, глобализации и толерантности, он не ассоциирует себя с одной страной и вряд ли сможет ответить на вопрос «Откуда ты?». Интересуется технологиями, спортом, музыкой. У него есть право голоса, право выбирать и менять  свое расписание, широкое поле для самореализации; учитель для него не номинальный авторитет, а скорее старший товарищ, который всегда должен быть готов ответить на вопрос «А зачем мы занимаемся этой темой?».  Мои сверстники в свое  время могли о таком только мечтать.

Вообще, работа с такими детьми – это настоящий вызов профессионализму преподавателя, на каждом уроке ты отдаешь много сил и получаешь море эмоций. 

– Что иностранным ученикам тяжелее всего дается в русском языке? Есть ли страновые различия?

– Не буду оригинальной – грамматика. Падежи, виды глаголов, предлоги – это проблема не только для иностранных студентов, но и для детей-билингвов из русскоговорящих семей.   

Что касается второго вопроса – то да, различия, разумеется, есть. Две условные девочки с родным китайским и сербским будут учиться и воспринимать русский язык по-разному, это нормально. 


Когда я впервые побывала на уроке в международной школе GESS в Сингапуре, была шокирована – дети младшей школы могут прыгать на столах, бегать, лежать на полу, свободно разговаривать с учителем – и получать от этого колоссальное удовольствие

– Есть ли, на ваш взгляд, разница в образовательных подходах в странах, в которых вы жили?

– Разница в постсоветской и международной образовательными системами, на мой взгляд, огромна, особенно в преподавании гуманитарных предметов – истории, языка, глобальной политики и экономики. Мои учителя в свое время пытались заложить в ребенка энную сумму знаний. Сейчас я и мои коллеги пытаемся научить учеников думать, анализировать, сравнивать, искать информацию и, главное, – жить в современном мире.  

Например, в программе IB Russian Mother Tongue мы говорим о языке современных СМИ, гендерной лингвистике, ТВ-пропаганде, искусстве ведения видеоблога и тому подобных темах, которых мы 10 лет назад и близко не касались в школе. Не знаю, насколько ситуация изменилась сейчас, но эти навыки кажутся мне гораздо более актуальными, чем, допустим, умение определять виды придаточных предложений. 

Ну и конечно, отличается степень свободы студента в классе. Когда я впервые побывала на уроке в международной школе GESS в Сингапуре, была шокирована – дети младшей школы могут прыгать на столах, бегать, лежать на полу, свободно разговаривать с учителем – и получать от этого колоссальное удовольствие. Сейчас для меня это норма. 

– Что вы рассказываете своим ученикам о России?

– Я рассказываю им о культуре, достопримечательностях, современных людях. В том числе о современной масс-культуре и кино. У нас был фотопроект с серией интервью детей, сверстников из России: их отношение к политике, глобализации, интересы, мечты о будущем и так далее. В этом году будем делать поездку в Москву и Питер для желающих.

– Думаю, у каждого преподавателя есть трогательные или смешные истории, связанные с учениками. Можете поделиться? 

– Я, пожалуй, проиллюстрирую этот вопрос. В этом году в День ООН мы проводили двух часовое занятие-погружение в русскую культуру для детей от 14 до 16 лет. Дети раскрашивали матрешек. Перед вами – то, как видят Россию дети, никак с ней не связанные. Их образы, стереотипы, страхи. По-моему, и смешно, и трогательно, и грустно, и очень поучительно. 

36246394_10214648264874693_1386867333837881344_n.jpg  36361680_10214648267914769_6439267230772363264_n.jpg

36324375_10214648268834792_8213482752910032896_n.jpg  36261473_10214648265794716_316712035163308032_n.jpg

– Следите ли вы за современной русской литературой? Что вам понравилось из прочитанного на русском в последнее время?

– С большим интересом слежу за поэзией, стараюсь не пропускать стихи Веры Полозковой, Дмитрия Быкова, Даны Сидерос, Геры Шипова

Обязательно знакомлюсь с творчеством авторов Тотального диктанта. Последняя русскоязычная книга, которая произвела  на меня большое впечатление – вышедший в этом году роман Гузель Яхиной «Дети мои».  Всем, кто еще не читал, рекомендую! 

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.