«Будущее за непрерывным образованием»

20 июня в Институте Пушкина начался прием документов для поступления на разные программы обучения. В рубрике «Выпускник филфака» новая героиня – заведующая лабораторией инновационных средств обучения русскому языку Института Пушкина Мария Лебедева.

Мария – эксперт в области цифровой лингводидактики, руководитель группы разработки учебного контента по русскому языку как иностранному для портала «Образование на русском» и мобильных приложений Института Пушкина, спикер и модератор на конференциях   EdCrunch, EdTech Space, Московском международном салоне образования.

Как стать успешным специалистом и какое будущее ждет педагогику и образование — читайте в нашем интервью с Марией.

- Мария, почему вы решили поступать на филологический факультет?

- Я из семьи авиационной интеллигенции: дедушка, кандидат физико-математических наук, проектировал ракетоносители на самолетах, бабушка работала в Летно-исследовательском институте им. Громова, мама всю жизнь работает там же, занимается измерениями вибрации и акустики на самолетах. Несмотря на семейную традицию, я выбирала свой путь самостоятельно и с полным одобрением семьи. Сама я с 8 класса решила, что буду заниматься лингвистикой. Именно с этого момента у нас в школе появился факультатив по языкознанию, я стала участвовать в олимпиадах по лингвистике и математике, которые проводились совместно МГУ и РГГУ, и призовые места в них, конечно, подогревали интерес.

Потом, уже в старших классах в школе я участвовала в спецкурсе д.ф.н. профессора РГГУ В.И. Тюпы, котором я восприняла идею точной работы с художественным текстом, которой мне так не хватало на уроках литературы в школе - формальная школа в литературоведении, нарратология, анализ дискурса.

- Почему выбрали Институт Пушкина?

Об Институте Пушкина я узнала случайно. Изначально я была нацелена на поступление на ОТиПЛ МГУ (отделение теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ), но с первого раза не получилось, и мы с мамой случайно увидели в справочнике институт. Хотела перепоступать в МГУ на следующий год, но втянулась в учебу здесь и решила остаться.

Вот сейчас закрываю гештальт: учусь на компьютерной лингвистике дополнительно в Высшей школе экономики. Поскольку мне в то время нравилось препарировать язык, изучать, как он устроен, мне показалось интересным такое «с-ног-на-голову-перевернутое» изучение русского языка, когда на него надо смотреть глазами носителей других языков. Ведь самой учить язык - это одно, а вот суметь преподавать свой родной, знакомый язык иностранцам - совсем другое.


Учеба на филфаке - это, во-первых, широкая база, а во-вторых, это легко.

 - Как вам кажется, какие возможности дает филологическое образование?

- Мне кажется, что самая главная возможность, которую дает филфак, - это возможность параллельно с учебой искать себя, свое профессиональное развитие, пробовать работать в разных областях, учиться дополнительно. Потому что учеба на филфаке (на мой взгляд) - это, во-первых, широкая база, а во-вторых, это легко. Учеба оставляет время для других занятий, и важно грамотно воспользоваться этим временем. За время учебы в бакалавриате я подрабатывала и репетитором, и корректором, и редактором, и копирайтером, и занималась переводами, и участвовала в работе студенческих сообществ, что помогло развить навыки лидера-организатора, и ходила на массу открытых лекций из разных сфер. В магистратуре уже сфокусировалась на том, что мне интересно. Все это помогло довольно осознанно выбрать профессиональное развитие, и быть на выходе из института не просто девочкой с красным дипломом филолога, а молодым специалистом с опытом работы и ясными карьерными ожиданиями.

- Что вы посоветуете выпускникам школ - идти ли учиться на филолога?

- Для получения хорошей гуманитарной базы - да, пожалуй. Но я хочу сразу отметить, что, учась на филфаке, важно очень ответственно подходить к самообразованию.

Филфак дает базу, широкий кругозор, умение работать с текстом, выражать свои мысли, анализировать (языковые) системы. Но это скорее то, что в современном мире называется мягкими навыками (soft skills), которые очень-очень важны, но должны дополняться hard skills. Например, выпускник филфака может работать копирайтером или редактором? Да, но шансов у него будет больше, если он будет знать, помимо академических авторитетов, ориентиры, признанные в индустрии. Благо для всего этого сейчас есть масса возможностей - от онлайн-курсов до информационных телеграмм-каналов. Мне кажется, что важно понимать, что филфак, по крайней мере, в бакалавриате, дает образование, а не профессию. Профессиональное развитие - это задача самого студента. И еще один совет от черепахи Тортиллы: современному миру нужны гибридные специалисты, которые обладают навыками и знаниями из разных областей. Поэтому даже тому, кто считает себя безнадежным гуманитарием, стоит все-таки думать о том, чтобы расширять свои возможности хотя бы в смежных отраслях. А можно и не в смежных. Я не просто из любопытства стала учиться навыкам программирования: это мне нужно и для управления проектами, и для базовых аналитических задач, и вообще для освоения непривычного для меня образа мышления. Да и в работе с текстами это очень пригождается.

лебедева.jpg

 - Были ли у вас любимые пары или преподаватели в институте?

- Я очень любила весь цикл современного русского языка. От фонетики - ее вела Галина Николаевна Курохтина - до синтаксиса Бориса Ивановича Фоминых. Особенно близок был мне курс лексикологии и семантики, который читала Татьяна Вячеславовна Нестерова - и он оказал большое влияние на мои научные интересы в дальнейшем, как и сама Татьяна Вячеславовна. Ну и конечно, курсы моего научного руководителя - Натальи Георгиевны Брагиной. А в методику и практику преподавания РКИ я влюбилась благодаря Лилии Леонидовне Вохминой, с которой мне затем посчастливилось вместе работать на программе с калифорнийскими студентами и у которой я многому научилась. Но вообще, мне было интересно очень многое, и я все предметы и всех увлеченных преподавателей вспоминаю с большой благодарностью.

- Чем вы занимались после окончания института?

- Еще в магистратуре я стала работать у нас в институте - сначала ассистентом на кафедре Надежды Андреевны Метс, занималась непосредственно РКИ, затем перешла на кафедру общего и русского языкознания. После защиты кандидатской я продолжила преподавать - в РГГУ, на кафедре русского языка под руководством Максима Кронгауза, но быстро поняла, что только преподавания как основной работы мне не хватает.

Уже тогда я стала интересоваться возможностями дистанционного обучения, и я пришла работать в одну из немногих организаций (на тот момент), где обучение целиком проводилось в дистанционном формате - сейчас это Высшая школа «Среда обучения» (в прошлом - УНИК). Я занималась развитием отделения лингвистики, и очень горжусь тем, что удалось сделать: нам удалось собрать команду почти из 50 преподавателей со всего мира, замечательных специалистов, обучить их работать в онлайне (что тогда было не таким распространенным явлением). Основной упор был сделан на практические курсы иностранных языков, и все они преподавались в формате вебинаров в очень живом, коммуникативном режиме - и ежедневно у нас проводилось по 15-20 занятий одновременно. Именно этот проект ввел меня в мир онлайн-образования и позволил участвовать в других, не менее интересных проектах - связанных с обучением языку и не только.

Например, я очень люблю проект «Webinar.Academy», который вместе с коллегами запустила в компании Webinar.ru - это информационный портал о дистанционном образовании, курсы подготовки онлайн-тренеров и онлайн-преподавателей и ежегодная конференция. И это иллюстрирует мой тезис о том, что современному рынку нужны гибридные специалисты: в зависимости от проекта, которым я занималась, мне нужны были разные навыки и знания из разных областей: управление разработкой, управление распределенной командой, основы маркетинговых исследований, навыки работы с клиентами и пр.

- Как вы пришли к теме своих научных исследований?

- В определенный момент мне захотелось обобщить тот опыт, который я получала в своей работе. Я увидела на практике, что новые технологии и новый формат общения и передачи знаний в цифровой среде сильно меняют привычные нам процессы: коммуникации, преподавания и обучения. К тому же в цифровой педагогике я увидела то, чего мне не хватало в традиционной методике - возможность опереться на точные и значимые данные. Если раньше я относилась к методике как скорее к обобщению опыта, то теперь я вижу возможность изучать эту отрасль с научных позиций. Но в институте (и вне института) я, конечно, занимаюсь не только наукой. Мне нравится, что здесь есть возможности для ведения проектов: это и мобильные приложения по русскому языку, и курсы РКИ на портале «Образование на русском», и онлайн-курс по РКИ для детей, созданный совместно со Смешариками. Ну и преподавание, конечно.


Будущее за life-long learning (непрерывным образованием) и микрообучением: мир вокруг нас меняется настолько быстро, что современному специалисту важно держать руку на пульсе и быстро, в режиме коротких курсов и программ, осваивать новые знания и навыки.


- Каким вы видите будущее образование и изучение иностранных языков?

- Об этом я могу говорить много, не на одно интервью. Если говорить конкретно о профессиональном образовании, то нет никаких сомнений, что будущее за life-long learning (непрерывным образованием) и микрообучением: мир вокруг нас меняется настолько быстро, что современному специалисту важно держать руку на пульсе и быстро, в режиме коротких курсов и программ, осваивать новые знания и навыки. То же самое, впрочем, и с корпоративным обучением. Поэтому все больше внимания сейчас уделяется особенностям обучения взрослых, которые изучает андрагогика, и будет предлагаться все больше и больше решений, чтобы ускорить обучение, сделать его гибким, подстраивающимся под нужды каждого отдельного человека.

На область изучения иностранных языков скажется те же процессы. Разумеется, останутся востребованными специалисты, которые глубоко изучают язык и частные языки, но для массового адресата будет важно изучать ровно то, что нужно ему для коммуникативных задач: читать рецепты или вести переговоры, общаться с друзьями или читать профессиональную литературу - в зависимости от этого будет выстраиваться траектория изучения языка, которая будет заточена на решение этих задач.

Конечно, онлайн будет завоевывать все больше места на всех уровнях образования. В онлайн-среде проще собирать гибко настроенные программ в обучения, проще измерять результаты, проще оцифровывать контент и создавать из него «кирпичики» для построения программ обучения. Но, несмотря на то, что я адепт онлайн-образования и постоянно учусь онлайн, уверена, что будущее за смешанным обучением, которое берет самые сильные стороны у онлайна и оффлайна.

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.