Легко ли быть филологом?

25 мая в России традиционно отмечается День филолога. Под филологией принято подразумевать совокупность научных дисциплин, связанных с изучением слова, поэтому неформально этот праздник стал днем всех, кто профессионально изучает речь и словесность. В преддверии праздника мы решили поговорить с теми, за кем будущее отечественной филологии, кто делает первые, но уверенные шаги в профессии, с одними из лучших студентов филологического факультета Института Пушкина.    


R80JmjHoR-U.jpg
Фотография Анастасии Подцерковской

Лилит Мовсисян, 1 курс магистратуры

«Я училась в физико-математическом классе в гимназии и планировала поступать в вуз на техническое направление. Первый раз я задумалась о том, что хочу окунуться в сферу филологии, на Всероссийской олимпиаде по русскому языку в девятом классе. Там я впервые увидела именитых филологов перед собой, учёных, которые фанатично жили этим. Меня это вдохновило, и я захотела быть как они. И в какой-то момент поняла, что это у меня получается лучше, чем что-либо.

Филолог – это не лингвист и не литературовед. Филолог – это человек, который работает именно с комплексом дисциплин, работает в первую очередь с анализом текстов, причем текстов различного масштаба, это могут быть устные тексты, могут быть письменные, исторические памятники письменности, разговорные тексты в самом широком понимании текста. Филолог изучает текст как языковой продукт с самых разных точек зрения.

Про Институт Пушкина перед поступлением я знала очень мало и когда начала интересоваться, искать дополнительную информацию, поняла, что это очень серьёзное заведение и мировой центр РКИ. С самого первого дня на филфаке я чувствовала, что нашла то, что меня бесконечно удивляет, и каждый день я открываю для себя что-то новое. Я боялась, что ажиотаж пройдёт, я выдохну и пойму, что занимаюсь чем-то бессмысленным. Этого не произошло. Все четыре года бакалавриата были на подъёме, и нравилось мне всё за счёт наших преподавателей. Эти люди живут идеей. Про них ходят легендарные истории, например, как кто-то из преподавателей с утра читал лекцию, а потом в этой же рубашке расписывался в ЗАГСе, или про то, как мать бросила ребенка в день рождения из-за того, что обещала студентам прочитать дополнительную лекцию, и как неправдоподобно ни звучали бы эти истории, я хорошо чувствовала, что это возможно и это прямо про наших преподавателей.

На первой лекции, помню, нам сказали, что филология – это любовь к слову и воспринимать её нужно не как науку. Как науку или смежную деятельность для профессии нужно воспринимать что-то находящееся по соседству: лингвистику, литературоведение, стилистику, журналистику. А сама филология – это не профессия и не наука, это способ жить, способ смотреть на мир несколько иначе. На третьем курсе я писала курсовую работу на тему внутриязыковых лексических лакун. Сидела в какой-то кафешке, мимо проходил молодой человек, у нас завязался мимолетный диалог, и он спросил, на какую тему я пишу курсовую. Я задумалась, как объяснить ему и сказала, что я пишу о словах, которых в русском языке нет, несуществующих словах. После этого наступила пауза, и он переспросил, как можно изучать то, чего не существует. И тут я уловила дзен филологии. Изучать несуществующие явления, тайные глубины познания – в этом, наверное, вся суть филологии.

Я абсолютно не религиозна, но очень хорошо понимаю привязку, что слово – это Бог. Потому что филология – это наука о слове как о единственном созидательном начале для человека. Все остальное созидание либо более функциональное, либо очень образное. Единственная объективная реальность, которая существует между носителями одного и того же языка – это языковая реальность. Я говорю слово «синий», ты говоришь слово «синий», я не знаю, что ты видишь, когда говоришь «синий», может быть, ты видишь серо-буро-малиновый, но мы привыкли, что мы называем этот цвет одинаково и в этом смысле нас объединяет только это одно слово. Цветов вообще в природе не существует, существуют только слова, только наименования, только ярлыки для этого. И в этом смысле – это просто одно сплошное чудо. В какой-то момент понимаешь, что изучать слово – это изучать сущность жизни.

С учебой на филфаке пришла бОльшая наблюдательность за речью других людей, как письменной, так и устной. Ты слушаешь человека и непроизвольно думаешь: «Ага, этот человек выбрал такие-то средства, потому что хотел избежать других конструкций, которые являются для него более болезненными», «Этот человек выбрал такие слова, потому что он больше сконцентрирован на собственной личности», «Этот человек выбрал такие-то конструкции, потому что он пытается манипулировать твоим сознанием», и так далее. Казалось бы, это связано с психологией, но это абсолютно речевые вещи. В любой другой ситуации ты бы просто определил свое негативное к этому отношение или положительное, но не сразу бы так быстро считал сами языковые факторы. Но опыт обработки огромного объёма текстовой информации позволяет это увидеть.

Я убеждена в том, что язык – это живой организм, чуткий и способный справиться сам с происходящими внутри него изменениями. Норма меняется со временем, и это абсолютно нормально. Вот ты говоришь «ржАветь»? А ты знал, что так правильно говорить? КровоточИть? ТЕфтели? Это фиксированная словарем норма, но мы прекрасно понимаем, что носители языка так не говорят. И в какой-то момент эта норма, естественно, изменится. Потому что иначе язык не работает. Поэтому мне кажется, что состояние языка в руках самого языка и нам сильно переживать по этому поводу не нужно. Нам нужно переживать по поводу своих собственных речевых компетенций».   


32532512.jpg

Наталья Акатьева, 1 курс бакалавриата

«Сначала я хотела быть лингвистом, а потом поняла, что мне очень сильно нравится литература и, в принципе, всю свою школьную жизнь я постоянно читала, не только произведения из программы, но и выбирала что-то своё. Я поняла, что мне очень нравится изучать язык и его строение. Я ездила на разные олимпиады…. В какой-то определенный этап жизни просто поняла, что это моё. Потом я узнала об Институте Пушкина. Даже не знаю, каковы были причины, я просто оценивала по сайту и из опубликованных новостей поняла, что здесь проходит большое количество самых разных мероприятий и есть возможность реализовать себя.

Я не люблю огромные университеты, когда была на Дне открытых дверей в МГУ, поняла, что там слишком много людей. Меня это пугает. А здесь все более уютно, более благоприятная атмосфера и обстановка, которая располагает к себе.

Так вышло, что у меня в семье все – негуманитарии, но отец очень любил русский язык, писал стихи в огромном количестве и привил мне любовь к ним. После чего я начала писать сама, но поняла, что мой язык недостаточно богат и начала его развивать. Поэтому поступала с надеждой, что однажды я достигну определенного уровня в своем творчестве и что мне это поможет развиваться в музыке и в других сферах. То есть это будет такое базовое образование, на основе которого можно что-то строить дальше. Я думаю, что быть филологом – это достаточно престижно: разбираться в устройстве своего собственного языка и как-то корректировать самого себя в процессе написания различных работ. Работать журналистом, писать о разных событиях – это тоже очень интересно, особенно сейчас, когда в стране происходит так много действительно важных событий.

Я не знаю, кем буду дальше, но я всю жизнь отдала музыке и хотела бы, чтобы филология с музыкой были всегда связаны, потому что любовь к слову и любовь к музыке занимают в моем сердце равные части.

Я занимаюсь музыкой очень давно. С четырех лет пою, всё свое детство ездила в Москву из Егорьевска на уроки, где занималась с огромным количеством преподавателей. Они привили мне любовь и к слову, и к песням, и к влиянию слова на людей – с помощью музыки ты можешь поменять настроение человека. Музыка всегда играла огромную роль в моей жизни, и было приятно, когда я поняла, что могу чего-то добиться в этой сфере. Одним из достижений я очень горжусь: я очень давно занимаюсь джазом и в 2012 году ездила в Швейцарию на джазовый фестиваль и там получила «Приз зрительских симпатий» от продюсера Майкла Джексона Джонса Куинси.

Встреча с Мирей Матье – ещё одной звездой мирового масштаба – в Институте Пушкина стала сюрпризом. Вместе со мной на сцене стояла легенда, у которой огромный опыт и одной своей харизмой она даёт тебе надежду. В тот момент я понимала, что всё делаю правильно и не ошиблась в выборе своего пути. Это волшебные чувства.

Во мне что-то щелкнуло после первого семинара по литературоведению. Меня спросили, причем вопрос был не по теме, и я растерялась с ответом. И после этого твердо осознала, что хочу этим заниматься. Как что-то вызывает сложности, то становится безумно интересно, и ты понимаешь, что стоит больше трудиться, чтобы в этом разбираться. Когда изучаешь историю литературы, понимаешь, что базовые ценности не менялись на протяжении всех эпох и мне нравится, что позиция в этом вопросе едина у всех авторов. Возможно, они добавляют что-то своё, но это единая линия как глобальный путь всего человечества, который подтверждает, что мы всегда были едины, и литература объединяет не только эпохи, но и народы. Елена Геннадьевна Июльская и Елена Капитоновна Петривняя – это люди своего дела, а литература и литературоведение для меня – это что-то очень магическое по сравнению с другими дисциплинами.

Мы часто слышим заимствованные слова в нашей речи, которые вошли в обиход, и мне кажется, что это возможность модернизировать наш язык. Я считаю, что через какое-то время наступит тот момент, когда разные народы смогут понимать друг друга без переводчика благодаря большому количеству общих слов, но какие-то национальные особенности все равно останутся. Мир становится единым.

Я думаю, что нашему языку не нужны реформы. В нём всё в избытке и это прекрасно, потому что вариативность (за исключением ударений) – это хорошо. Разве что следует добавить будущее время к слову «победить», потому что отсутствие будущей формы раздражает».


23452.jpg

Ирина Струкова, 2 курс бакалавриата

«В седьмом классе я победила в олимпиаде по литературе и неожиданно для себя открыла, что у меня получается хорошо писать и мне это нравится. В тот момент я подумала: «А кем я могу стать в будущем?». На журналистику поступать не хотелось, потому что у меня не очень прорывной характер, и меня осенило: «Вау! Я же могу быть филологом!». Мама на это сказала, что это плохая идея, а учительница по русскому меня предупредила: «Ира, только не учителем!». После таких советов я передумала, пошла в физико-математический класс, проучилась там до окончания школы и поняла: «Нет, всё-таки филология, только не физика». И хоть при поступлении у меня был выше балл ЕГЭ по экономическому профилю, но к филологии у меня лежит душа.

Филология даёт широкий выбор вариантов, чем заниматься. И пока училась, я все больше убеждалась в этом. Помимо этого, филфак помогает научиться впитывать в себя очень много информации в сжатые сроки: например, за неделю мы должны прочитать два огромных произведения, написать по каждому из них по пять исследований, и это уже на первом курсе. Ты понимаешь, что даже целую книгу ты можешь прочитать за одну ночь и при этом проанализировать прочитанное.  

Одним из профессиональных последствий учебы на филфаке для меня стало то, что я начала терять удовольствие от простого чтения. Если раньше чтение было отдыхом и средством расслабления, то сейчас, когда ты читаешь, ты обязательно что-то ищешь в тексте, думаешь об эпохах, о тропах, почему автор употребил именно такие слова и так далее. Начиная со второго курса просто пропадает желание читать, и ты выбираешь книги сложнее и сложнее, можешь уже не понимать прочитанное, но книгу легче выбрать не можешь. Вот, например, одно предложение на семинаре мы можем обсуждать по часу, разбираем каждое слово: откуда оно пришло, почему выбран не синоним, каждый знак препинания, а уж если там встретиться что-нибудь типа «светопись», то можно бесконечно рассуждать, что же это значит.

Мне очень нравится наш институт, он очень уютный и камерный. У моих друзей из больших вузов совсем не так, там они борются за своё существование и до них никому нет дела. А здесь как будто есть. Чувствуется заинтересованность преподавателей в обучении, когда они ведут лекции, когда проводят семинары, как обращают внимание на важность мнения студентов. И когда ты сидишь на занятиях у Июльской, у Петривней или у Леонова, то понимаешь, что хочешь быть таким же, как они. Когда однажды Елена Геннадьевна рассказала о своей работе в архивах, мы спросили, делает ли она это на одном энтузиазме или за это платят, она ответила, что только голый энтузиазм и, возможно, результаты её работы никогда никому не будут нужны, они не станут известны и их не напечатают. Тогда я подумала о том, как же это круто заниматься тем, что тебе нравится, ради общей благой цели.

Кстати, когда я привозила с родителями оригиналы документов в институт, то мы наблюдали такую картину, что один мужчина, по виду преподаватель, догнал другого в коридоре и возбужденно говорит ему: «Я такое! Такое стихотворение нашёл!» и начал читать его сразу, прям там. Представляешь? И мама говорит: «Так. Остаёмся здесь». Видно, что люди здесь живут литературой и словом».

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.